Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Уильямс как-то неловко потоптался на месте и сказал:

— Как только можно будет, надо устроить в столовой службу за упокой души адмирала Аллена. Явиться всем свободным от вахты. — Он прикусил губу и с несвойственной ему неуверенностью добавил: — А ты — как хочешь. Смотри сам.

Брент молча смотрел перед собой, все еще испытывая гнев и скорбь. Потом опустил бинокль:

— Самураи сказали бы: «Чтобы меч жил, его надо вынуть из ножен». — Он обеими руками стиснул леер. — Я стараюсь убедить себя, что адмирал, как боевой клинок, сломался в схватке и что самой своей смертью он нам помог. — Он снова поднял бинокль к глазам. — На отпевание приду.

Уильямс кивнул, улыбнулся. Потом медленным, плавным жестом обвел штилевой океан.

— Мы уравняли шансы.

— Да, — проговорил Брент, не отрываясь от бинокля. — Уравняли. Теперь Фудзита ударит по ним. Против «Йонаги» — авианосец, крейсер, десять эсминцев. Шансы равны.

Уильямс издал негромкий смешок.

Быстрый переход
Мы в Instagram