Изменить размер шрифта - +

   — Говорят одни, что они через Кубань и Кавказ в Турцию пробрались; другие же толкуют, что они попались где-то, не то в Анапе, не то в Редут-

Кале; какой-то татарин выкрест будто выдал их...
   — Ну, что же с ними сделали?
   — В остроге, верно, сидят где-нибудь. Да нет, не может быть: хоть священник и нашел деньги Панчуковского, но ведь значительная доля из этой

суммы была в золоте и серебре, и ее не оказалось,— что-то более трех тысяч рублей. На эти деньги со стороны их соумышленники им и помогли,

значит, уйти из острога; на них же они могли пройти через все наши пограничные пикеты, и ушли, вероятно, если не в Анатолию, так на каком-нибудь

купеческом судне в Молдавию. А эта сторона в такой теперь сумятице, что там укрыться и пристроиться, особенно еще с деньгами, очень легко. Да

там же немало живет и наших прежних, уж давно оседлых и отлично пристроившихся беглых. Плати только исправно подати, да живи смирно — дело твое

и улажено...
   В ноябре стала продавать имение, вследствие окончательного неуспеха своих дел, и помещица Щелкова. Шульцвейн и ее землю купил.
   — Каков, а? — говорили о нем помещики и горожане,— скоро весь уезд будет в его руках! А если переменится выборный ценз, он будет иметь

сильный голос и в нашем будущем земском устройстве... Куда ему уезжать? С нами останется!
   — Что ж тут удивительного: немец, да еще и не русский, а иностранный, немецкий немец!
   
   1862

Быстрый переход