Loading...
Изменить размер шрифта - +
.. Если Эзук - не мессия, тогда... Я?

Я смотрю в его глаза, и вижу в них ту же бездну, что видела во взгляде Эзука
перед смертью.

- А кто же тогда ты, останавливающий огонь и дарующий жизнь? Бог?

- Бога нет. - отвечает он. - Больше нет. Пойдем, я расскажу тебе все...

Не дожидаясь согласия, он хватает меня за руку и дергает вверх, отрывая от земли.
Одним громадным прыжком мы устремляемся в высоту, и воздух принимает нас,
подталкивая все выше и выше. Нет, это не прыжок, это полет... Полет на такие
высоты, на которые человек, загнанный безмолвием под землю, уже даже перестал
мечтать. И черные тучи расступаются над нашими головами, являя нашим взорам
багрово красный диск солнца, опускающийся в черное покрывало туч. От яркого
света я поневоле зажмуриваю глаза, чувствуя, как по всему телу разливается
приятное тепло солнечных лучей.

- Солнце... - шепчу я.

- Солнце. - соглашается мой провожатый. - Обитель Бога, и мой отчий дом, который
теперь опустел. Опустел из-за людей...

- Кто же ты? - спрашиваю я. - Кто, если не сам Господь...

Черное покрывало туч окутывает мои ноги, удерживая меня весу, позволяя стоять на
облаках! Да, я была права, думая, что чудеса, которые еще способен преподнести
мне этот мир, еще не закончились.

- Позволь представиться, - его губы расходятся в улыбке, обнажая острые клыки, и
впервые я слышу его голос, до этого звучавший напрямую в моей голове. - Сын
Утреннего Солнца. Люцифер, как зовут меня в мире людей.

- От чего-то знакомство с Дьяволом меня не сильно удивляет... - признаюсь я. -
Честно говоря, когда я первый раз увидела аморфа, я удивилась и испугалась куда
сильнее.

- Ты и не должна бояться, ведь ты - такая же как я...

Я любуюсь лучами солнца, скрывающегося в тучах, и слушаю мягкий вкрадчивый голос
Люцифера, так контрастирующий с его свирепой внешностью. Прочем, я уверена, что
при желании он может огласить мир громогласным басом, или обратиться в
прекрасного принца. Если это сон, или предсмертный бред, то пусть он
продолжается - я благодарна этому сну уже за то, что он позволил мне вновь
погреться в лучах солнца, поднявшись над тучами. Взглянуть на голубое небо,
окрашивающееся в багряные закатные тона.

- Бог - есть любовь, говорит людская библия, но люди не могли понять того, что
Богу присущи и боязнь одиночества, и некоторое тщеславие. Чтобы избавиться от
одиночества ОН создал нас, ангелов, первым из которых был я. А чтобы утолить
свою жажду тщеславия, ОН создал людей...

- Какой он? - спрашиваю я. - Бог...

- Безграничный. - без тени сомнения отвечает Люцифер. - Точнее я не смогу тебе
сказать. У людей есть границы, у тебя, и даже у меня они есть... ОН же был
безграничным и всеобъемлющим. ОН был во всем, в каждой песчинке этой Вселенной...
Вселенной, которую создал, а потом оставил.

- Ты говоришь, что он ушел... Почему?

- Из-за людей. Я был против них в тот миг, когда первая обезьяна, ведомая ЕГО
рукой, взяла в руки берцовую кость антилопы. Я говорил, что эти существа будут
неблагодарными и черствыми, и этими словами разгневал ЕГО. И ОН отправил меня в
этот мир, чтобы следить за людьми, испытывать их на прочность, на веру и душу. Я
был ЕГО глазами, и со временем Он увидел то, что я видел с самого начала. В
душах людей Он увидел Безмолвие, которое они должны были сотворить, овладев
силой, доступной ранее лишь ЕМУ... И поняв это он ушел в другой мир, в другую
Вселенную, чтобы там начать все с начала.

- А почему остался ты?

Люцифер усмехается, и в его глазах отражается тоска.
Быстрый переход