Изменить размер шрифта - +
После завершения сеанса Регина сказала Вадиму: «Сделай одолжение, подвези меня домой, машину пришлось в сервис сдать, какая‑то фигня со сцеплением случилась». – «Нет проблем, только выходим прямо сейчас, – ответил Зуев, – я тороплюсь по делам». – «Мне собраться – только сумку взять, бежим». Психотерапевт и пациент ушли. Лариса подождала немного и тоже покинула квартиру, захлопнув дверь.

– Однако психолог весьма беспечна, – осудила я Регину. – Как можно не заметить в своей квартире постороннего человека?

– Скажи, когда ты приходишь домой, непременно пробегаешь по всем жилым и нежилым помещениям, чтобы проверить, не затаился ли там кто? – улыбнулся Костя.

– Нет. Но ведь у нас не собираются на занятия группы посторонних, – возразила я.

– А гости большими компаниями бывают? – не успокаивался приятель.

– Конечно, – подтвердила я.

– И после того как они расходятся, ты, вооружившись фонарем, бегаешь по дому? – спросил Костя.

– Ну, нет, – признала я.

– Регине и в голову не пришло, что в маленькой комнате кто‑то есть, – продолжал Рыков. – Это помещение она специально оборудовала для подслушивания и редко использовала.

– Прости, – не поняла я, – для чего?

Константин встал и подошел к окну.

– К Регине иногда приходят на индивидуальные сеансы подростки, она в некоторых случаях сажает в той комнатке их родителей, чтобы они могли слышать откровения своих чад.

– Вот безобразие! – возмутилась я. – Разве это этично?

– Давай не будем сейчас обсуждать вопросы этики, – поморщился Рыков. – Нам важно, что Регина так поступала. Других людей она в то помещение никогда не приглашала. Понятно теперь, почему Лариса прекрасно слышала весь сеанс воспоминаний? По дороге домой Малкина сообразила: вот он, выход из финансового тупика. Лариса купила мобильный, несколько дешевых симок и стала шантажировать Нину Феликсовну. Зуева не рискнула рассказать сыну о вымогательнице, испугалась, что Вадик разволнуется и у него начнется обострение. С Региной она тоже не поделилась, подумала, что та испугается и перестанет подыскивать заказчиков. И как тогда помогать сыночку? Она предпочла платить Ларисе.

– Жаль, что вы предоставили Малкиной иммунитет! – взвилась я.

Рыков крякнул:

– Договор есть договор.

– Надеюсь, Зуевы задержаны, – спросила я.

Константин кивнул.

– Вадим сейчас в больнице при СИЗО, ему плохо. Все тело, кроме лица, покрыто сыпью, озноб, температура, тошнота.

– Какова дальнейшая судьба убийцы? – не успокаивалась я.

Константин сел на кровать.

– Сначала будет следствие, потом суд. Одно знаю точно, никто Зуевых и Регину на свободе не оставит. Им предстоит психиатрическая экспертиза. Лично мне кажется, что у этой троицы кукушка навсегда улетела, но вердикт вынесут доктора. С какой стороны ни крути, все плохо: то ли они на зоне, то ли на лечении в больнице тюремного типа. Анастасия Гвоздева в скором времени вернется домой. Фонд «Жизнь заново» прекратил свое существование, но Нина Феликсовна оформила генеральную доверенность на Киру, старосту общежития. Зуева разрешила бывшим зэкам жить в доме Доброй Надежды столько, сколько те пожелают, а Киру просит следить за порядком. Четыре комнаты, в которых жили она сама и Вадим, велено сдать, а на вырученные деньги оплачивать коммунальные счета общежития, делать мелкий ремонт и так далее.

– Просто танк‑кабриолет какой‑то, – пробормотала я.

Быстрый переход