Изменить размер шрифта - +

Вначале он просто смотрел, не задумываясь о том, что видит. Затем пришло понимание: ведь это же невозможно! Буруны лениво омывающие берег, пляшущие вдали белоснежные барашки, сырой, соленый ветер, пена, кипящая и шипящая в полосе прибоя - все это лежит далеко за пределами возможностей MARHISа.

Опустив взгляд, он обнаружил, что сидит в старомодном кресле качалке, одетый в линялые джинсы и рубашку из шотландки. Босые ноги покоились на вышитом тамбуром половике в центре деревянного, до глубокого темного блеска отполированного пола. Он был один в комнатке с белыми оштукатуренными стенами. На столике с раздвижными ножками и откидной крышкой стояла керосиновая лампа. Двустворчатая стеклянная дверь перед ним была распахнута, за ней виднелась пустынная бухта и чайки, снующие над волнами.

Пахло солью и водорослями. Бейли приподнялся, и кресло скрипнуло под ним. Посмотрев вниз, он заметил, что ногти на ногах слишком уж отросли и нуждаются в стрижке. Потрогав подбородок, он нащупал щетину - более чем недельной давности. Поднеся к глазам руку, он растопырил пальцы и принялся разглядывать мелкие морщины на коже, тоненькие крошечные волоски, легкую голубизну вен под кожей. На крайней фаланге был небольшой шрам. Он вспомнил, откуда: вырезал складным ножом валентинку[?] для Шерон.

Кто-то постучал в дверь позади. Он резко обернулся - и почувствовал, как мускулы сопротивляются внезапному движению. Он был слаб, голова кружилась, точно после долгого прибывания в постели. И еще очень хотелось есть.

- Кто там?

Голос сорвался с непривычки. Бейли моргнул и прокашлялся.

Дверная ручка с тихим скрипом повернулась, дверь распахнулась, и в комнату вошла Шерон.

Встав с кресла, Бейли замер от изумления. На ней были белые штаны и ярко-зеленая футболка. Она лучезарно улыбалась. Она бросилась к нему, и он пошатнулся от неожиданности. Она так сжала его в объятьях, что он едва не задохнулся.

- Легче, легче!

Нахлынувшие чувства даже испугали Бейли: столь мощен был их поток. Он обнял ее, и тогда она поцеловала его. Когда же они целовались в последний раз? Это было откровением - открытием заново нежного, мягкого прикосновения к ее коже.

- Ты в порядке? - спросила она.- Все хорошо?

- Я...- Он едва мог говорить. Он сморгнул слезы с глаз. Как глупо... Но - плевать.- Это ты? - Заглянув ей в глаза, Бейли коснулся ее щеки.- Где... то есть, как?..

- Сядь! - велела она, подтянув поближе одно кресло и тоже усаживаясь.- Давай, садись.

Он неуверенно двинулся к своему креслу, боясь, что стоит ему отойти от Шерон хоть чуть-чуть, та исчезнет. Усадив его, она сжала его руки в своих и посмотрела ему в глаза. Океан за ее спиной мягко поглаживал берег; чайки все так же сновали над волнами.

- Мы не в MARHISе,- сказал он.- Ты как-то вызволила меня?

- Да.- Она быстро кивнула.- MARHIS теперь далеко в прошлом. Далеко-далеко.

Он с облегчением рассмеялся. Напряжение пропало.

- Насколько же далеко?

- Неважно.- Она часто-часто покачала головой.- Я должна тебе все рассказать. Вообще-то рассказ небольшой, но лучше я начну...

- ...с самого начала.- Бейли охватило ребячливое веселье. Груз тревог и опасений, от которого он не мог избавиться в MARHISе, точно свалился с плеч.

- Помнишь,- сказала она,- что сделал Готтбаум в самом конце?

- Конечно, помню.- Это воспоминание было самым свежим. Перед мысленным взором Бейли снова возник старик в центре громадной темной сферы эрзац-неба, испещренной кроваво-красными огоньками.- Чистил компьютерные системы. Я был с ним в тот момент.

Она серьезно кивнула.

На некоторое время после этого в мире воцарился полный хаос. Правительство в очень многих аспектах зависело от информационных систем, переставших существовать. Тебе придется привыкать к ряду кардинальных перемен.

- То есть, еще не все встало на свои места?- Он нахмурился, пытаясь понять, к чему она ведет.

- Теперь уже не встанет.

Быстрый переход
Мы в Instagram