Изменить размер шрифта - +
Или закажем Али аварского жеребенка. Хочешь?

— Хочу!

— Тогда надо будет поговорить с конюхами на эту тему. Только пообещай мне, что будешь осторожна.

— Буду!

Вверилось с трудом, поэтому Лиля оговорила.

— Пока не вырастешь — только мужское седло. Сопровождение. Никаких барьеров. И если хочешь жеребенка — ухаживать за ним будешь сама. Обещаешь?

— Да, да, да!!!!

Судя по голосу — девочка бы и луну с неба пообещала.

Лиля обняла ее покрепче, поцеловала в макушку.

— Будет тебе жеребенок. Как тебе новые товарищи по играм?

— они смешные.

— А еще многое умеют. Мири, я хочу, чтобы мы с тобой поучились метать ножи в цель.

— Зачем?

— а помнишь, как ко мне убийца залез? Так бы мы смогли себя защитить…

Миранда кивнула.

— Я тоже буду учиться.

— Я попрошу Эрика, узнаем, кто из его людей лучше это умеет…

— и будем вместе учиться?

— обязательно.

— А мы с тобой куда-нибудь съездим?

— Когда настанет весна — обещаю. Сейчас уже не та погода, чтобы возить мелких графинь по городам.

Миранда уткнулась носом в шею женщины.

— Ты хорошая… я думала ты вредная. А ты добрая…

— я вредная.

— Ты замечательная…

Мири бормотала все тише и тише — и наконец уткнулась Лиле в плечо, покрепче обхватила за шею и уснула.

А Лиля лежала, смотрела в окно и размышляла.

Что ж.

В конце лета ты осознала себя в этом мире.

Одинокая, несчастная, умирающая…

Какой же ты стала теперь?

Мири пошевелилась во сне. Лиля погладила ее по голове. Коснулась губами челки девочки.

За что ты меня любишь? Я чужая, злая, я стараюсь выжить, я и тебя воспринимала, как средство воздействия на мужа…

Ты меня любишь.

И я тебя тоже люблю. Я уже не одинока в этом мире.

В моем мире. Моем новом мире.

Что бы ни случилось — я справлюсь.

Я — графиня Лилиан Элизабетта Мариэла Иртон. И у меня есть дочь. Миранда Кэтрин Иртон.

У меня есть дом. Пусть не совсем мой, но все-таки… он уже знакомый, уже родной, уже устроенный…

Есть свое дело. Есть друзья. Пока еще не до конца, но это моя команда. Мои люди, за которых я в ответе.

Есть Мири. Малышка…

Я — дома.

Лил повернулась, поудобнее устраивая на руке девочку. Прикрыла глаза. И подумала, что завтра будет новый день. Хороший новый день.

Завтра…

Кажется, она справляется? А что еще ждать от отличницы?

И уже засыпая — кажется, я справляюсь с домашней работой? Жаль, оценить некому…

Быстрый переход