Изменить размер шрифта - +


Решит ли Пойндекстер, что это какая?то студенческая штучка к окончанию очередного семестра?
– И значит, – продолжал он, – не нужно будет устанавливать защиту ни от жары, ни от холода. Тепловое излучение звезды, вокруг которой мы

движемся, будет не концентрироваться, а скорее распределяться. Я…
– Злой Джек! – выкрикнула Ивен, быстро отшатнувшись от него.
Уголком глаза он заметил, что над горизонтом появилась сияющая оранжевая дуга.
Когда ее лучи упали на них, башня задрожала, затряслась и сильно закачалась. Джек услышал, как внутри башни сыплются камни, и почувствовал

сквозь сапоги вибрацию от их движения.
…А Ивен пригнулась, готовясь прыгнуть, и ее глаза за массой освободившихся волос, которые стелились по ветру, были безумными и широко

открытыми.
…А Джек увидел, что в правой руке у нее кинжал.
Он облизал губы и сделал шаг назад.
– Ивен, – сказал он. – Пожалуйста, выслушай меня. Я могу отнять у тебя эту игрушку, но не хочу сделать тебе больно. Я уже причинил тебе

достаточно боли. Убери его. Пожалуйста. Я постараюсь сделать…
Тогда она прыгнула на Джека, а он потянулся к ее запястью, промахнулся и отступил в сторону.
Клинок прошел рядом с ним, за ним – ее плечо и рука. Он ухватил ее за плечи.
– Злой Джек! – снова сказала она и с размаху ударила его по руке, рассекая ее.
Его хватка ослабла, Ивен вырвалась и накинулась на Джека, подбираясь к горлу.
Левой рукой он схватил ее за запястья, а правой оттолкнул от от себя. При этом он мешком увидел ее лицо: клочья пены в уголках рта, струйки

крови, текущие из прокушенной губы по подбородку.
Она отступила, наткнулась на балюстраду, и та обвалилась почти беззвучно.
Джек стремительно кинулся к ней, но успел только увидеть ее развевающиеся юбки, когда она падала вниз во двор. Ее крик был коротким.
Когда башня закачалась так, что грозила свалить его с ног, он отступил назад.
Солнце взошло уже наполовину.
– Джек! Нужно уходить! Замок разваливается!
– Все равно, – сказал он.
Но он повернулся и пошел к двери на лестницу.
Пробравшись в крепость через дыру, зиявшую в северной стене, оно принялось обыскивать коридоры. Когда ему приходилось убивать, оно

оставляло тела там, где они падали. В одном месте на него рухнул кусок кровли. Оно выбралось из?под него и продолжало свой путь.
Пока бригады водоносов метались, пытаясь потушить огонь, оно лежало за валуном, припав к земле. Оно пряталось в нишах, за портьерами, за

дверями и мебелью. Оно скользило как призрак и ползло, как рептилия.
Оно пробиралось между обломками, пока вновь не напало на след.
След вел все выше, петлял…
Туда.
Разорванное светом небо, ясно помнящаяся сломанная балюстрада, развевающиеся юбки Ивен, стоящие перед глазами Джека, ее слюна и кровь – вот

чернила для его обвинительного акта. Громыхание измученной земли, ставшее из?за своей монотонности как бы формой тишины, раздробленные

камни, заострившиеся в ясном свете зари, ветры, поющие траурные песни, движение разрушающейся башни – теперь почти успокаивающее… Джек

подошел к верхней ступеньке и увидел, что оно поднимается.
Он вытащил меч и ждал. Другого пути вниз не было.
Странно, подумал он, как инстинкт самосохранения берет верх над чем угодно.
Он держал меч неподвижно. Перепрыгнув последние ступени, Боршин атаковал его.
Джек проткнул ему левое плечо, но не остановил. Меч вырвался у него из рук, когда Боршин ударил его сзади и склонился над ним.
Джек откатился в сторону и сумел занять положение перед прыжком раньше, чем тварь напала снова.
Быстрый переход