Изменить размер шрифта - +

– Я не считаю, что все возможности борьбы исчерпаны, я лишь против грубой силовой борьбы, – сказал Артур. – Предлагаю метод более эффективный. Надо бороться против Тода так же, как наши предки боролись на Земле против подлости и низости.

Он пояснил свою мысль. На Земле в старину велась не только вооружённая борьба, но и идеологическая. Против низменных идей национального и расового чванства, умаления личности были направлены великие идеи, ставшие могучей материальной силой, – человеколюбие, уважение наций и рас, равноправие, братство, свобода… Победили высокие, а не подлые идеи. И сейчас мерзкие принципы угнетения, всеобщей подчинённости верховному вампиру, цементирующие общество ропухов, нужно взорвать высокими человеческими идеями.

Я вспылил:

– Агитировать, что ли, эту энергетическую станцию на троне? Ждёт он твоей агитации, как же! До чего ты порой пренебрегаешь реальностью!

– Ты забыл, что в этом своеобразном мире иная, чем у нас, реальность, что здесь идёт своеобразная война за идеи. Разве не об этом говорил Правый? Я хочу действенно ввязаться в эту войну. Только она вызволит Николая! На Земле идейную борьбу осуществить даже труднее, чем в дзета–мирах. Парадоксально, но факт, – продолжал Артур. – В нашем предметном мире идеи кажутся чем‑то невещественным. Смешно, например, говорить – идея человеческого достоинства имеет столько‑то метров в высоту, а масса её измеряется в центнерах. Но в дзета–мирах любая мысль дана непосредственно силовыми полями. Когда Тод захватывает вариала, носителя нужной ему идеи, он присоединяет к своему силовому полю новое поле – материальный эквивалент той идеи. Почему до сих пор не погиб несчастный Иу? Очевидно, персонифицированная в нем идея дружбы не нужна Тоду. В пищу Тоду Иу не годен, а от силовых полей, выражающих дружбу, диктатора мутит. Я раскрываю барьер и выявляюсь, – закончил Артур. – Диктатор начинает немедленно высасывать мои мысли и моё вещество. От гибели вещественной меня защищаете вы через ротонный канал, а мысли мои он получит такие, от которых его взорвёт. Это будут именно те идеи, которые победили в великой борьбе прошлого, – идеи свободы и равноправия, уважения ко всему живому и разумному, независимо от нации, расы и внешнего облика.

– Он не примет твоих взрывных идей. Не забывай, что Иу он и не подумал высасывать.

– Он примет их! До сих пор он сам выбирал, что из добычи перевести в свои поля. Я заранее переведу все губительные для него идеи в код его физических полей и побеседую с ним на его языке. Моя агитация будет вполне материальна. Я сыграю роль гигантского шприца, введённого в организм диктатора, и будем впрыскивать лишь нужные нам лекарства!

Я молча посмотрел на Жака.

– Опасный план, – сказал он нерешительно.

– Отличный план! – воскликнул я в восторге. – Артур, быстренько переводи великие идеи на энергетический язык ропухов, а я позабочусь, чтобы они достигли наивысшего накала. Все генераторы «Пегаса» будут работать на тебя!

 

7

 

 

 

Тод действовал с быстротой машины. Все совершилось почти мгновенно – выявление Артура в дзета–пространстве, хищный удар исполина. Приборы зафиксировали резкий всплеск напряжённости поля. Ухваченного гигантской разницей потенциалов Артура швырнуло к подножию трона. Тормозное поле «Пегаса» уравновесило силовые клещи Тода, Артур закачался на высоте. Теперь было два подвешенных на силовой сетке человека – неподвижный, бесчувственный Николай по одну сторону трона и хладнокровный, приготовившийся к жестокой борьбе Артур по другую.

Быстрый переход