Изменить размер шрифта - +

– Сейчас я его добью!

Жак с Николаем на руках подбежал ко мне.

– Останови его!

– Артур, довольно! – приказал я. – Мы победили, хватит. Артур, захваченный азартом битвы, и не обернулся. Я перекрыл каналы энергии. Междоусобная битва ладарей продолжалась с прежним ожесточением, но Тод перестал конвульсировать. Он лежал у трона беспомощный, а приборы показывали, что в нем медленно растут заряды.

– Зачем вы меня остановили? – возмущённо крикнул Артур. – Он возвращается к жизни! Полинг! Дай ещё энергии.

– Нельзя, Артур. Ты тогда уничтожишь всех ропухов! Материальные условия для освобождения этого народа ещё не созрели. А теперь бежим – и поскорей!

Я перехватил у Жака бесчувственного Николая и первым юркнул в туннель. За мной торопился Жак с двумя вариалами под силовым экраном, как под плащом. Артур, замыкавший отряд, остановился у входа и оглянулся.

Он потом рассказывал, что очнувшийся вампир силился взобраться на покинутый трон, но срывался и падал к подножию. А прекратившие сражение ладари растерянно толкались вокруг набиравшего мощь властелина и, тревожно высвечивая конусами, допытывались один у другого, что произошло.

 

8

 

Только снаружи мы уразумели, какое потрясение совершилось в государстве ропухов. Город выглядел словно после месяцев истребительной осады. Здания несли следы повреждений, многие были разрушены – дымящиеся завалы преграждали дороги. На улицах, на перекрёстках, на площадях валялись трупы – оболочки высосанных ропухов, останки задавленных развалинами. И всюду погасли светильники, похожие на окна, лишь чёрные стены, перемежаемые руинами, вздымались издалека. Было, однако, светло – сумрачное сияние самой атмосферы озаряло полуразрушенное царство ропухов.

В начале наше бегство происходило в электрически нейтральной среде, но чем дальше удалялись мы от тронного зала, тем душней делалась атмосфера, напряжённость на время погасших полей возрастала – Тод возвращался в нормальное состояние.

А неподалёку от купола между зданиями уже рвались искорки мелких разрядов, и впереди вдруг рухнул бежавший ропух, тут же высосанный.

– Наконец‑то! – с облегчением сказал Жак, вбежав в купол.

Я положил Николая на почву и снял экранирование. Николай лежал бледный, почти бездыханный. После массажа и облучения он открыл глаза. Сперва он смотрел на нас, не узнавая, потом увидел ликовавших вариалов и попытался приподняться.

– Освобождён! – прошептал он с удивлением. – Иу жив!

– Лежи, лежи! – сказал Жак. – Все живы. А пока лежи.

Артур подошёл к Жаку.

– Спасибо, Жак. Я бы потом себе не простил…

Жак улыбнулся смущённому Артуру:

– Я так и думал, что ты был просто в запале битвы!

Оставив Николая на попечении носившихся над ним вариалов, я отвёл Артура и Жака в сторону.

– О чем вы толкуете? Вот теперь время посоветоваться.

– О том, как освободить ропухов от их нынешнего рабства, – ответил Жак.

– Нам четверым эта задача не под силу, – сказал Артур. – Просто сразить тирана невозможно. Я думаю, людям придётся поработать над проектом энергетической станции, которая возьмёт на себя организаторскую функцию Тода без его вампиризма. А потом, постепенно, мы восстановим индивидуальную самостоятельность ропухов. В общем, будем докладывать Земле. И думаю, для этого надо на время отложить дальнейшее исследование дзета–стран.

Мы возвратились к Николаю. Услышав, что надо собираться в обратный путь, Николай с усилием поднялся. Он радостно сказал:

– Немного кружится голова. Но ходить уже могу.

Я сообщил вариалам, что пришло время расставаться.

Быстрый переход