Изменить размер шрифта - +

Пока Лео был в подвале, я медленно гуляла по первому этажу. Немногочисленная мебель была накрыта белыми чехлами, как это можно иногда видеть в американских фильмах. В гостиной по-прежнему стоял рояль. Я осторожно откинула чехол и открыла крышку.

Перед моими глазами возник образ Карла – когда он, облокотившись на рояль, с ожиданием смотрел на меня.

Я заиграла шопеновскую «Фантазию-Экспромт», опус 66. Рояль был, к счастью, настроен. Я ещё не закончила играть, как Лео вернулся из подвала. Его щёки пылали.

– Всё там, – сказал он и положил на рояль бриллиантовый браслет. – И даже ещё больше – я и не знал, что у моей бабушки столько украшений. Сейф выглядит так, как будто кто-то ограбил ювелирный магазин. Невозможно представить, что вся эта куча сокровищ больше года пролежала в пустом доме. Деду надо было отнести его куда-нибудь в банк и запереть в сейф, в этом смысле он поступил безответственно. Это счастье, что дядюшка Томас не смог подобрать пароль. «Одуванчик» всё-таки начинается не на букву «я»! Рано или поздно он бы на него наткнулся.

– Ты уже запер сейф?

Лео покачал головой.

– Ещё нет.

– Может, оставим для дядюшки Томаса что-нибудь ещё, не только пёсика? – предложила я.

– Ты что, жалеешь этого лгуна? Лично я ни капли!

– В сейфе была табакерка?

– О да, – ответил Лео. – Она стоит сорок тысяч.

– Сорок тысяч евро за табакерку? Давай оставим её дядюшке Томасу, он так её хотел!

– Да, потому что она так дорого стоит, – ответил Лео. – Давай лучше оставим ему парочку тех безобразных украшений, которые мой дед дарил моей матери в шестидесятых годах.

– Хорошо, но табакерку давай ему тоже оставим, – сказала я. – Пожалуйста! Можешь вычесть её из моей части.

Лео скорчил недовольную гримасу.

– Ну ладно, – сказал он.

На всякий случай я пошла с ним в подвал и своими глазами наблюдала, как он засунул в сейф номер 243 (прощай, мой маленький друг!), табакерку и шкатулку с драгоценностями.

– Подожди, – сказала я, когда он уже хотел захлопнуть тяжёлую дверцу сейфа. – А вдруг ты вернёшься и достанешь всё обратно, чтобы бедному дядюшке Томасу ничего не досталось?

Лео вздохнул.

– Ты действительно недоверчива, – сказал он. – Но если это тебя успокоит, поменяй пароль и не говори мне его.

Так вот и получилось, что через полчаса я позвонила дядюшке Томасу на мобильник и сказала ему, что он, к сожалению, должен будет открыть сейф без меня. У меня не хватит духу вернуться в дом, где я впервые увидела Карла.

– Да-да, – нетерпеливо ответил дядюшка Томас. – А какой пароль?

– Ich ben `ne Räuber, leev Marieche, ben `ne Räuber durch und durch, – пропела я. – Правда, без «durch und durch».

– Что? Тут же больше девяти букв! – воскликнул дядюшка Томас.

– Возьми только начальные буквы, – ответила я. – И учитывай заглавные и строчные символы.

– Подожди! – закричал дядюшка Томас. – Как ты сказала? Это же карнавальная песня, да? Во время карнавала наши родители всегда брали нас с собой в отпуск кататься на лыжах.

– Но ведь песню вы должны знать! Она как про вас написана.

Дядюшка Томас, похоже, не понял, на что я намекаю. Впрочем, я уже положила трубку.

Лео хохотал, запрокинув голову.

– Честно, мне бы хотелось увидеть лицо дядюшки Томаса, когда он откроет сейф и увидит пса!

– Надо было бы вмонтировать в сейф камеру, – сказала я. – Но уже поздно об этом думать. Нам пора делать ноги. Дядюшка Томас доберётся сюда быстрее, чем пожарная машина.

Быстрый переход