Изменить размер шрифта - +
А убийствами пусть занимается уголовный розыск. Это не наше дело.

— Кто дал такую команду?

— Э-э… Ты прекрасно знаешь, кто в этой дерьмовой системе может приказать прокурорам.

— И вам не тошно?

— Знаешь, Виктор, все зависит от того, какие ты принял правила. У нас они свои. Я их знаю и по ним играю. Мне нужна пенсия. Ты покрутишься на этой сковороде и тоже примешь. Не лезть хе тебе в шахту? Верно?

— Разрешите идти?

— Давай. Все понял?

— Пойду писать заключение.

 

В порту заунывно загудел и отвалил от пирса неуквюхий транспорт. Заколыхалась в бухте вода, расцвеченная разводами нефти.

«Фудзи мару» вышел в море.

На рейде, прикрывая вход в гавань, томился в одиночестве серый пограничный сторожевик. Он качнулся на волне, поднятой ржавым корпусом торговой японской посудины. Мичман, стоявший в рубке, проводил гостя безразличным взглядом.

Груз железа, опущенный в трюмы «Фудзи», был оформлен по всем правилам и теперь уходил за море. Куда? Это уже никого не касалось: таможня дала добро.

Тучи над океаном снова сгустились. Свежий ветер погнал по волнам пенистые барашки. Даль затягивала серая пелена тумана.

Провожавший судно китаец сунул руки в карманы и пошел к машине, которая ожидала его у ворот порта. Дело было сделано.

Чен Дусин улыбался. Было время, когда великий кормчий Китая председатель Мао Цзедун — Мао Джуси учил: «Винтовка рождает власть». А что рождает винтовку? Мао знал, но вслух об этом не говорил. Чен Дусин мог дать ответ: деньги. Большие деньги.

Значит, Мао лукавил. Власть рождает только деньги. Даже Россию, большую и странную, можно купить и продать.

Чен Дусин был уверен — её ему продадут.

Главное — уметь сторговаться. Он — умел. Всегда начинают с малого. Он — начал.

Быстрый переход