Loading...
Изменить размер шрифта - +
Вода морей и океанов, ворвавшись в открывшиеся врата, затопила часть демонических владений, бушующее пламя угасло, остывшая лава сделалась дном новых морей.
    Но сейчас, в светлые часы, его величество король Дигвил Первый пришёл в новый храм совсем за другим.
    Пусто, тихо, настолько тихо, что закладывает уши. Подсвечники и лампады пустуют, их зажгут только после освящения. Храм, словно новорождённый, ждёт заботливых рук матери.
    Дигвилу доносили только слухи о том, что должно случиться. Этому он и хотел верить, и боялся.
    Молодой король сбросил плащ прямо на каменные плиты. Эх, эх, по-простому строим пока ещё, не доросли до мозаик и прочих красивостей. Ну ничего, то дело наживное…
    – Здравствуй, – тихо сказали за его спиной. Голос и знакомый, и совершенно в чём-то новый. Воля с силой в нём остались, а вот жизнь ушла, окончательно и безвозвратно. – Вижу, вижу, зачем пришёл. Не поверил, когда услыхал? Так, твоё величество?
    Дигвил осторожно повернулся, словно боясь спугнуть гостью.
    Доньята Алиедора Венти внешне почти не изменилась. Только вот вместо обычной человеческой одежды – нечто вроде тёмно-серого, почти чёрного плаща, где тонут очертания фигуры. Видно только лицо да кисти рук, белые, каких никогда не случается у живых. А вот огромные глаза – совершенно как прежде.
    – Не бойся. – Бледные губы чуть дрогнули в легкой улыбке.
    – Я не боюсь… Алиедора.
    – Спасибо, что по имени зовёшь, а не «святой», как многие.
    Дигвил ощутил, как лицо заливает пот.
    – Спасибо тебе, что пришла.
    – Я всегда в новый храм прихожу, – вздохнула она.
    – Сама, своей волей?
    Она покачала головой, серые одеяния заколыхались. Невольно Дигвил заподозрил, что это никакая не одежда, а нечто совсем иное.
    – Воля моя, а вот соизволение – Семи Зверей. – Она обвела вокруг рукой. Под самым потолком на явившегося во храм строго смотрели во всей исконной мощи Семь Зверей Райлега, Семь Зверей погибшего мира, сумевшие в последний миг обойти запреты и законы. – Но я не против. Иначе совсем было бы тяжко.
    – Ты не можешь своей волей ходить? Но как же…
    – Могу, Дигвил, могу. Семь Зверей – это тебе не Белый Дракон прежних дней, когда ему варвары поклонялись. Они свободу любят. Нет, никто меня не заставляет. Самой… – она сделала паузу, – самой тяжко.
    – Тяжко? Но ведь ты теперь…
    – Ну да. Должна была б умереть, как мне и полагалось, за дела мои прошлые, – по бледному лицу прошла судорога.
    – Оставь, – тихо попросил Дигвил. – Это ведь я во всём виноват, если разобраться. Погнался за тобой, не понял ничего… дурнем был, ох, каким же дурнем! С того-то всё и началось…
    – Мучить меня пришёл? – глухо сказала живая тень. – Зачем? Мало того, что есть, ещё добавить хочется?
    – Прости. – Он осёкся, даже опустился на колено. – Конечно, сейчас про то говорить… но… – Он замялся, мучительно подбирая слова.
    – Знаю, о чём спросить хочешь, – одними губами усмехнулась Алиедора. – Чего мы все боимся, даже те, из Некрополиса… Что там, за смертью? Так?
    Дигвил кивнул, чувствуя себя последним подлецом.
Быстрый переход