Изменить размер шрифта - +
.. красивая, цветущая, в роскошном платье... и уже снова охмуряет мужчину, да еще какого мужчину! Почему одним достается все, все радости жизни и даже убийство сходит с рук, а другие... другие теряют все, что у них было, и медленно умирают, имея за душой одни лишь воспоминания! Ведь убила она, а казнь досталась мне! За что? Я только восстановила справедливость!

– А Ольга? Чем была виновата перед вами Ольга?

– Нечего было совать всюду нос! Она увидела на одной из фотографий с той вечеринки, как я смотрела на Алену, и принялась расспрашивать, откуда я ее знаю! Слово за слово – и она могла все понять! А теперь еще и вы двое... мне терять нечего, так что придется идти до конца...

Вера шагнула к Надежде и подняла нож.

Внезапно зимний сад залил яркий свет, и из-за кустов появились несколько крепких ребят. Чуть позади них держался старый знакомый Надежды Виктор Петрович Гвоздь.

– Не подходите! – завизжала Вера, размахивая ножом.

Тут к ней подскочил охранник Гвоздя, выбросил вперед сложенные в замок руки и выбил нож, ловко избежав лезвия. Вера обвисла в его руках и завыла, как раненая волчица.

– Что-то вы долго не появлялись, – проворчала Надежда, повернувшись к Виктору Петровичу. – Я уж думала, что нам придется выпутываться своими силами!

– Ну что вы, Надежда Николаевна! – проговорил Гвоздь, галантно поддерживая ее под локоть. – Неужели вы думали, что я оставлю вас без страховки? Я только выжидал, пока она все расскажет...

– Ничего не докажете! – подала голос Вера, немного успокоившись. – Я откажусь от своих слов!

– Доказывать? – Гвоздь усмехнулся и переглянулся со своим охранником. – А кому нам надо что-нибудь доказывать? Я у себя дома, а у себя я сам и прокурор, и присяжные. А если надо – и адвокат. Но в данном случае адвокат, по-моему, не нужен...

 

В пятницу муж обещал вернуться с работы пораньше – все трудности в фирме разрешились, переговоры прошли удачно, московские партнеры отбыли восвояси.

Надежда открыла дверь на звонок, не спрашивая.

– Как ты рано! – проговорила она, но улыбка тут же сползла с лица.

На пороге стоял совершенно незнакомый молодой человек приятной наружности.

– Вам пакет, – заторопился он, видя, что Надежда в испуге отступает назад, – от Сергея Сергеевича Румянцева. Ведь ваша фамилия Лебедева?

– Ну да... – И пока Надежда рассматривала тщательно запакованный сверток, молодой человек исчез.

Бейсик явился на шум разрываемой бумаги и с любопытством поглядывал на хозяйку.

В пакете оказалась коробочка зеленого бархата и письмо. Разумеется, как всякая женщина, Надежда прежде всего открыла коробочку.

На зеленом шелке лежала брошь. Брошь была небольшая, в форме веточки, усыпанная бриллиантами. Некрупными, но все же... Надежда ахнула и едва не выронила брошь из дрожащих рук. Конверт был не запечатан, листок заполнен от руки.

«Уважаемая Надежда Николаевна! – писал Румянцев. – В благодарность за оказанную Вами услугу прошу принять этот скромный подарок. Конечно, это не гагаринские бриллианты, но все же... Благодаря вам я стал видеть мир в новом свете, теперь я могу без боли вспоминать погибшую жену и продолжать ее дело. Если бы не вы, ее исследования пропали бы навсегда. Я вам очень обязан.

С искренней благодарностью

Надежда оторопело пялилась на письмо, пока Бейсик не прыгнул на телефонный столик и не сбросил с него коробочку зеленого бархата.

– Отдай сейчас же! – закричала Надежда, наклоняясь.

– Надя, а что это у тебя дверь открыта? – на пороге стоял муж.

И надо же было паршивцу Бейсику в это самое время раскрыть коробочку лапой, так что брошь вывалилась прямо под ноги Сан Санычу!

Муж наклонился неторопливо, выпрямился же нахмуренный и мрачный.

Быстрый переход
Мы в Instagram