Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– Наверное, весь запас страстности, отпущенный мне природой, ушел на поклонение Тодду, – усмехнулась Тэмми. – Как видишь, я умела предаваться своей страсти.

Один за другим она открывала ящики стола и торопливо рылась в них. Наконец ей удалось обнаружить папку, которую она искала.

– А здесь что? – поинтересовалась Максин.

– Твои письма ко мне. Видишь, сколько их.

– Я была ужасной стервой. Но поверь, я делала это ради Тодда. Хотела его защитить.

– И тебе это удалось. Я не осмеливалась к нему приближаться. И никто другой тоже.

– Я все время думаю о том, что совершила ошибку. Зря я дергалась сама и его дергала. Если бы только я не попыталась его спрятать, ничего…

– Не надо об этом, – поспешно перебила ее Тэмми. – Давай-ка лучше разложим на заднем дворе славный веселый костерок.

– Костерок? Но для чего?

– Предадим огню драгоценные экспонаты вроде этого. – Она указала на папку с письмами Максин. – Сожжем все то, что не предназначено для чужих глаз.

– И у тебя здесь много такого?

– Достаточно. Для того чтобы разложить костер, тебе хватит бумаг, которые мы уже отобрали. А я потом поднесу еще топлива.

– Значит, мне идти на задний двор?

– Да. Арни устроил там яму для барбекю. Справа от задней двери. Правда, барбекю он так ни разу и не сделал. Зато нам эта яма пригодится.

– Что ж, отлично.

И Максин потащила на задний двор кипу бумаг, оставив подругу разбирать свое достояние и решать, что стоит предать огню, а что можно отдать в чужие руки. Тэмми не хотелось, чтобы кто-то копался в ее чувствах или смеялся над ними; настало время навести порядок в своем прошлом. Впрочем, разобраться с коллекцией ее заставила не только забота о потомках, которые, возможно, будут изучать историю Голливуда по тем материалам, что она решит сохранить. Женщину неотступно грызла мысль о товарках по фэн-клубу, которые, несомненно, спят и видят, как бы заполучить ее сокровища. Документы, характеризующие Тэмми с нелестной или смешной стороны, не должны попасть в их жадные руки.

Выйдя на задний двор с новой кипой бумаг в руках, она обнаружила, что Максин успела разложить костер и сжечь свои письма.

– Это все? – спросила она, когда Тэмми подбросила в огонь очередную порцию бумаг.

– Нет, – покачала головой Тэмми, любуясь языками пламени. – Так быстро с моей коллекцией не справишься. Знаешь, я раньше думала, что призраки похожи на огонь, – добавила она, по-прежнему не отводя глаз от весело потрескивающего костра. – На огонь, горящий на поверхности солнца. Его невозможно увидеть, но он есть.

Максин палкой помешала тлеющие бумаги.

– Неужели никто никогда не узнает о том, что с нами случилось? – неожиданно спросила Тэмми.

– Каким образом об этом может кто-то узнать?

– Давай тоже напишем книгу.

– «Увлекательные приключения Лоупер и Фрайзель в "Стране дьявола"»?

– Да, что-то в этом роде.

– Хотя мы с тобой и очевидцы событий, к нашей книге отнесутся как к очередной выдумке, – пожала плечами Максин. – Люди верят лишь в то, во что хотят верить. И не желают расставаться со своими излюбленными заблуждениями.

– Ты так думаешь?

– Я в этом уверена. Если уж люди вбили себе что-то в головы, переубедить их невозможно. Приведи хоть тысячи фактов и опровержений.

– Ладно, пойду посмотрю, что еще нужно сжечь.

– А ты не боишься, что будущие историки кинематографа предадут наши имена анафеме?

– Возможно, так оно и будет.

Быстрый переход
Мы в Instagram