Изменить размер шрифта - +

Я с трудом буквально бороздила зал. В голове у меня, перекрывая обрывки многочисленных разговоров, звучали слова отца: «Тысячи долларов уплачены за обучение в юридической школе, а ты всего лишь вручаешь судебные повестки. Адвокатская практика тебе не по душе, а грязная работа, значит, в самый раз. О чем ты только думаешь?» Официант подал мне бокал шабли. Я вновь ринулась сквозь шифоново-полиуретановые джунгли.

И… наткнулась прямо на жену Кола Дайамонда, леди Доберман. Часть камней ее рубинового ожерелья образовывала имя «Мери», хотя там вполне могло бы красоваться определение «трофейная невеста». На вид ей было лет сорок. Мери была худа как бумага, прошедшая через бумагорезательную машину. Ее силиконовые груди обтягивало черное вечернее платье без бретелек. Ух ты! Какую же сложную задачу пришлось бы решать занудам, собравшимся в зале, кабы они вознамерились рассчитать объем и плотность, основываясь на молекулярном весе силикона. Траурно-мрачные волосы Мери были зачесаны вверх, как у какого-нибудь изваяния. Длинные пальцы, подобно змеям, обвивали бокал с красным вином.

Она разговаривала с неким блондином, и я попробовала нырнуть в сторону. Однако мужчина позвал меня:

— Ты куда это направилась, Гиджет?

Неуклюже прислонившись к колонне, он так убедительно изображал полное безразличие к происходящему, словно отрепетировал его заранее, перед зеркалом. Черный свитер в мелкую клеточку, со стоячим воротником был заправлен в тесные джинсы. Блондин взглянул на меня так, словно я служила чем-то вроде закуски, и произнес:

— Все уже здесь. Присоединяйся.

Мери Дайамонд, прямая как колонна, к которой прислонялся блондин, крутила в руках бокал с вином.

— Вообще-то Гиджет тут не пахнет, — сказала она, холодно смерив меня взглядом, и добавила: — Надеюсь.

Я начала протискиваться мимо нее, работая локтями. Тоже мне — пчелиная матка! Жалит за то, что я отвлекла от нее внимание мужчины. А в голове у меня звучали слова Джесси: «Не делай этого, Делани. Прикуси язык и не заглатывай наживку».

— В конце концов, — продолжила Мери, — Гиджет была всего лишь подростком. Так что тебе грозит неудача.

Ну ладно, сейчас я взорвусь, отключу все предохранительные клапаны. Почему нет? И я услышала собственный голос:

— Вам виднее.

Я вообразила, как Джесси бьет себя ладонью по лбу, и тем не менее сказала на прощание:

— Вы и сами-то далеко не королева студенческого бала.

Мери растерялась.

— И ты осмеливаешься говорить такое?

— Конечно, осмеливаюсь. Я слишком стара, чтобы выслушивать дурацкие замечания от полоумных светских дам. Извините.

— А ну-ка постой. Как тебя зовут?

— Дайана Росс.

У Мери расширились ноздри.

— Кто эта женщина?

Она посмотрела на блондина в поисках поддержки, но его лицо буквально сияло от удовольствия.

— Это наш милый ребеночек, — сообщил он, улыбаясь мне. — Я Стив Маккуин, а это, — он кивнул на Мэри, — Мария Каллас.

— Очень приятно, — ответила я. — Мария собирается сегодня петь или только шипеть на гостей?

Его смех свидетельствовал о полном наслаждении.

— Дуэль див. Как это прекрасно.

Он явно ждал, что я еще ей преподнесу. На нем можно было бы вполне повесить плакат с надписью «Ущипните меня».

Пальцы Мери Дайамонд, державшие бокал, побелели.

— Если ты сотрудница «Дайамонд майндуоркс», то ты уволена.

Она подняла руку и щелкнула пальцами, подавая кому-то знак. Я увидела даму с бейджем, которая стояла в стороне от теснящихся гостей и сканировала помещение, поблескивая стеклами миниатюрных очков.

Быстрый переход