Изменить размер шрифта - +

– Если выиграешь, то звание лейтенанта-командора в запасе с дворянским титулом. При мобилизации звание повышается до капитана и уже титул становится наследуемый. Плюс, пока ты в запасе, лейтенанту-командору положен оклад, а это неплохие деньги, больше двух тысяч червонцев в месяц. Флотским, всегда на порядок больше платили, из всех вояк. Так что не удивляйся. Если захочешь пойти на действительную военную службу, то можешь оклад лейтенанта смело умножать на три, и это без премиальных. Вот такой расклад.

– Короче, оставлять в живых меня не собираются?! Я приговорён?! – сделал печальный вывод я, и немного подумав, спросил. – А если прям сейчас сдаться?

Кур тяжко посмотрел на меня и выдал.

– Рабство у адмирала. И поверь, лучше сразу умереть, чем такой хозяин.

– А ты-то откуда знаешь? – изумился я.

– Кур был рабом у этой мрази, и только проведение помогло ему скинуть рабский ошейник. Вот только боюсь шанса у тебя такого не будет. Не доживёшь! – печально подытожил Щерб

– Дела-а! А что говорит по этому делу закон? – уж чего-чего, а сдаваться я не собирался.

– Закон молчит, когда говорит Император. Император и его слово – это и есть закон. А что сказал Император, я тебе уже озвучил.

– Почему меня от нэта отключили? – уточнил я.

– Всех отключили. Не удивляйся. Ты не представляешь, какие ставки крутятся в конторах на ваш бой. Пока ставки один к сорока, не в твою пользу. Адмирал внушает, но и слава лучших бойцов у твоих инструкторов, тоже неслабо цену сбивает. А то бы до тысячи дошли. А по нету звонков много на твоё имя пришло и сообщений. Вот, чтобы тебя никто не отвлекал, и приняли решение о радиомолчании. И ещё одно. Боекомплект – все бронебойные и разрывные, через раз.

– Решили убить! – горько выдохнул я.

– И к тому же показательно. Ты бы видел, какая компания в сети и СМИ развернулась на фоне вашего поединка. Смех и грех. «Чернь поносят, аристо превозносят». И поверь, раньше поединков между разными слоями населения старались не допускать, что может сделать простой инженер маститому аристократу в открытом честном противостоянии?

– Умереть достойно! – выдал Кур.

– Ну, разве что, да и то, не каждый на такое способен. А вот теперь создаётся прецедент, когда аристо вправе покарать несогласного, если и тот готов обнажить оружие. Это как на бойцовских поединках, вот только весовые категории разные.

– А если я выиграю? – спросил я.

– Никто серьёзно такую возможность даже не рассматривает. Всё подано в свет в таком цвете, что отмыться от дерьма, даже нам с Куром будет очень сложно. Если ты уцелеешь, попадёшь в рабство, выиграешь ну, тут даже не знаю, что и сказать. Ясно одно, аристо не успокоятся, пока тебя не успокоят, поэтому на Свалку, или во Фронтир!

– У меня вообще-то отпуск намечается! – выдал я.

– Ах, дожил бы ты до него. Самое обидное, теперь и наши просьбы о недопущении поединка даже к рассмотрению не принимают. Император сказал – делайте!

Три часа подготовки. Три часа мандража, и усиленного изучения тактики боя штурмовой авиации. Плохо только то, что наработок, как такового одиночного боя, не было.

Группа штурмовиков, обычно, атаковала компактно, соединив щиты в одну ячеистую систему, пробить которую даже линкору было сложновато. Обычно только главным калибром получалось на сто процентов, или с помощью малой авиации, которая, с близкого расстояния, продавливала щиты группы, а уже потом добивала выживших. Поэтому и получалось, что тактика боя была только оборонительная, а пушка висела для острастки, и для сбивания мелких основ ПВО крупных кораблей, оттого и боекомплект был относительно небольшой.

Быстрый переход