Изменить размер шрифта - +
 — Помнишь, ты сама говорила, что мы должны жить каждая своей жизнью? — Она заторопилась — Робби махал ей, подзывая к себе. Ханна спиной вперед начала отступать к озеру. — Я не могу сейчас объяснять — времени нет. Но я обязательно напишу тебе, и ты приедешь к нам в гости.

Она наконец повернулась и, бросив на сестру еще один, последний, взгляд, побежала вдоль по берегу вслед за Робби.

Эммелин стояла неподвижно, засунув руки в карманы пиджака. Потом покачнулась, ее забила крупная дрожь.

И тут…

— Нет, — голос Эммелин прозвучал так тихо, что я едва ее услышала. — Нет. Стойте! — вдруг крикнула она.

Ханна повернулась. Робби взял ее за руку, пытаясь утащить за собой. Она шепнула ему что-то, шагнула назад.

— Я вас не пущу, — предупредила Эммелин.

Ханна снова подошла к сестре.

— Пустишь, — твердо ответила она.

Рука Эммелин скользнула во внутренний карман.

— Нет.

И выдернула руку. Что-то блеснуло. Пистолет.

Ханна вскрикнула.

Робби рванулся к ней.

У меня отчаянно заколотилось сердце.

— Я тебе Робби не отдам. — Эммелин дрожащей рукой подняла пистолет.

Ханна часто задышала — мертвенно-бледная в лунном свете.

— Не будь дурочкой, Эмми.

— Я не дурочка.

— Тогда опусти пистолет.

— Нет.

— Ты же все равно не выстрелишь.

— Выстрелю.

— И в кого же из нас? — спросила Ханна.

Робби уже стоял рядом с ней, и Эммелин с дрожащими губами переводила взгляд с одного на другого.

— Ни в кого, — продолжала Ханна. — Ведь правда?

 Лицо Эммелин искривилось, и она всхлипнула:

— Правда.

— Вот и убери пистолет.

— Нет!

Я не смогла сдержать стона — трясущимися пальцами Эммелин поднесла оружие к виску.

— Эммелин! — воскликнула Ханна.

Эммелин уже рыдала, сотрясаясь всем телом.

— Отдай мне пистолет, — просила Ханна. — Давай поговорим. Все уладим.

— Как? — хриплым от слез голосом крикнула Эммелин. — Ты вернешь мне Робби? Или заберешь его себе — как забрала их всех? Па, Дэвида, Тедди?

— Ты ошибаешься, — пыталась возразить Ханна, но Эммелин ничего не слышала:

— Хватит! Теперь моя очередь!

И тут что-то грохнуло. Фейерверк. Все подпрыгнули. Лица заалели, сотни красных огоньков отразились в озере.

Робби закрыл глаза руками.

Ханна метнулась вперед, выхватила пистолет из ослабших пальцев Эммелин. Отскочила.

Эммелин бросилась к ней, лицо — маска из помады и слез.

— Отдай! Отдай, а то закричу! Если вы уйдете, я всем все расскажу! Расскажу, что вы сбежали, и Тедди тебя найдет, и…

Бах! На этот раз зеленый.

— …никуда не пустит. Он запрет тебя дома, и ты никогда больше не увидишь Робби, и…

Бах! Серебряный.

Ханна запрыгнула на какую-то кочку. Эммелин, рыдая, бежала к ней. Гремел салют.

Звуки музыки неслись над деревьями, над озером, над недостроенным летним домиком.

Робби втянул голову в плечи, зажал ладонями уши и стоял — бледный, с расширенными глазами.

Он зашевелил губами — слов не было слышно — и показал Ханне на Эммелин.

Бах! Красный.

Робби дрожал, кричал что-то. Лицо исказила паника.

Ханна испуганно обернулась к нему. Она-то все слышала. Уверенность ее куда-то исчезла.

Фейерверк кончился, с неба падали последние звездочки.

Тут и я услышала, что кричит Робби.

Быстрый переход