Изменить размер шрифта - +
 – Вот и все. Сны.

– Из тех, что могут видеть и другие люди? Вроде путешествия в мир грез под действием наркотика?

– Я имел в виду не это.

– Нам лучше поторопиться к Рэндому, – и он стал разворачиваться к дверям.

Я покачал головой.

– Еще нет. Я намерен просто посидеть здесь и собраться с силами. Что‑то тут не так.

Когда я взглянул на него, то увидел, что его глаза вытаращены, и он пялится на что‑то позади меня. Я обернулся.

Стена у меня за спиной, казалось, будто отлитая из воска и поставленная слишком близко к огню.

– Похоже, настало время тревог и экскурсий, – заметил Дроппа. – На помощь!

И он с воплями выбежал из комнаты в коридор.

Тремя секундами позже стена снова сделалась нормальной во всех отношениях, но я дрожал. Что за чертовщина тут происходит? Не сумел ли Маска наложить на меня заклятие, прежде чем я оторвался? Если так, то на что оно направлено?

Я поднялся на ноги и медленно пошел вокруг. Все теперь казалось на своих местах. Я понимал, что все это неспроста, это отнюдь не порожденная моими недавними страхами галлюцинация, поскольку Дроппа тоже видел ее. значит, я не рехнулся. Это что‑то иное, и чем бы оно ни было, я чувствовал, что оно все еще таится поблизости. В воздухе теперь стояла ощутимая неестественная ясность, и все предметы в ней казались необычайно четкими.

Я быстро обошел комнату, не зная, что именно ищу. И поэтому неудивительно, что не нашел искомого. Тогда я вышел в коридор. В чем бы не заключалась проблема, не могла ли она заключаться в чем‑то, что я притащил с собой? Может, Ясра, негнувшаяся и раскрашенная, была Троянским Конем?

Я направился в главный холл. Не успел я сделать дюжины шагов, как передо мной появилась косая решетка света. Я заставил себя идти дальше, и она отступала по мере моего продвижения, меняя при этом форму.

– Мерль, пошли! – раздался голос Люка. А самого Люка не было нигде видно.

– Куда? – отозвался я, не замедляя шага.

Никакого ответа, но решетка разделилась посередине, две ее половинки распахнулись передо мной, словно ставни. Они открыли ослепительный свет, и мне подумалось, что в нем я мельком увидел кролика. Затем внезапно видение исчезло, и единственное, что не позволяло мне поверить, будто все снова стало нереальным – это всего несколько мгновений звучащий смех Люка, не имеющий никакого видимого источника.

Я побежал. Может, на самом деле, враг – это Люк, о чем меня неоднократно предупреждали? Может, посредством всего того, что происходило последнее время, мною каким‑то образом ловко манипулировали, и всего лишь с целью освободить его мать из Замка Четырех Миров? И теперь, когда она находилась в безопасности, не набрался ли он безрассудной смелости вторгнуться в сам Эмбер и вызвать меня на колдовскую дуэль, условий которой я даже не понимая?

Нет, я не мог в это поверить. Я был убежден, что он не обладает соответствующей мощью. Но даже если бы и обладал, то не посмел бы пойти на такой шаг – ведь заложницей мне служила Ясра.

Мчась по коридору, я снова услышал его голос, отовсюду, ниоткуда. На этот раз он пел. У него оказался мощный баритон, а песню он выбрал шотландскую: «В стародавние времена». Может быть, это что‑то означало?

Я ворвался в холл. Мартин с Борсом ушли. Неподалеку от того места, где они стояли, я увидел на буфете пустые стаканы. А около другой двери?.. Да, около другой двери осталась Ясра, все такая же прямая, без изменений, так же держала мой плащ.

– Ладно, Люк! Давай играть в открытую! – крикнул я. – Кончай эту ерунду, и давай уладим дело.

– А?

Пение внезапно прервалось.

Я медленно подошел к Ясре, изучая ее на ходу. Совершенно не изменилась, если не считать шляпы, повешенной кем‑то н другую руку.

Быстрый переход
Мы в Instagram