Изменить размер шрифта - +

Фортемани с шестью наемниками, шедшими впереди, открыли потерну note 32, вытащили лежащую в подземной галерее длинную штурмовую лестницу,

перекинули ее через ров, в котором ревел бурный поток.
Фортемани первым ступил на эти хлипкие мостки и перебрался на другую сторону рва. За ним последовала дюжина солдат, вооруженных пиками,

принесенными ночью в галерею. Получив короткий приказ, они двинулись к лагерю Джан Марии. Затем на лестницу ступили женщины, пажи, Пеппе и

остальные наемники.
Их никто не видел. Джан Мария не позаботился даже о том, чтобы оставить на стене дозорного, полагая, что в возможной схватке каждый солдат будет

на счету. А потому на лужок у южной стены защитники Роккалеоне переправились без помех.
Фортемани и его люди уже скрылись за башней замка, когда Франческо закрыл за собой потерну и быстро быстро последовал за остальными. Дюжина

крепких рук схватились за лестницу и перетащили ее на зеленую траву, подальше от края рва. Покончив с этим, Франческо довольно рассмеялся и

подошел к Валентине.
– Им придется поломать голову, чтобы понять, как нам удалось скрыться, и скорее всего, они придут к мысли, что мы стали ангелами и отрастили под

броней крылышки. В Роккалеоне мы не оставили им ни лестницы, ни метра веревки. Так что им не удастся последовать за нами, даже если они и

догадаются, каким путем мы ушли. Но, милая Валентина, комедия еще не закончена. Фортемани уже снимает лестницу, по которой они попали в замок, и

разоружает тех немногих часовых, что остались охранять лагерь. То есть Джан Мария оказался в западне, выскочить из которой без нашего на то

дозволения практически невозможно.

Глава XXV. КАПИТУЛЯЦИЯ РОККАЛЕОНЕ

В ярких лучах майского солнца солдаты Франческо обустраивались в лагере герцога. Первым делом вооружились те, кто вышел из замка безоружным,

благо в лагере хватало и панцирей, и аркебуз, и морионов.
Трое часовых, оставленных Джан Марией охранять лагерь, уже сидели связанными в одной из палаток. Лестница, по которой оба герцога и наемники

попали в Роккалеоне, лежала на земле, а под распахнутой железной дверцей у подъемного моста ревел во рву горный поток, переплыть который не

решился бы и самый отчаянный смельчак.
Наконец, в дверном проеме возник Джан Мария. Лицо его побагровело от гнева. Позади него теснились наемники, разъяренные не меньше своего

господина: теперь они поняли, как ловко обвели их вокруг пальца.
Валентина и дамы сидели средь палаток, ожидая исхода возможной стычки или переговоров. А солдаты под руководством Франческо наводили орудия на

подъемный мост.
Тем временем Джан Мария и наемники исчезли, чтобы вновь появиться на крепостной стене. Франческо громко рассмеялся, предчувствуя, что за этим

последует. И действительно, до лагеря донесся рев разочарования. Джан Мария полагал, что он сможет воспользоваться артиллерией замка, но не тут

то было. Без пороха пушки эти мало чем отличались от чучел, отпугивающих птиц, поэтому после короткой паузы с крепостной стены донесся звук

горна.
В ответ на сигнал к началу переговоров Франческо, отдав Фортемани последние инструкции, вскочил на одного из жеребцов Джан Марии и не спеша, в

сопровождении Ланчотто и Дзаккарьи, вооруженных аркебузами, затрусил к стенам Роккалеоне.
Под стенами замка натянул поводья, рассмеялся, подумав о столь резкой перемене декораций. В тот самый момент со стены в ров сбросили тело

убитого Авентано, ибо Джан Марии пришлось не по нутру соседство с покойником.
– Я желаю говорить с Валентиной делла Ровере! – выкрикнул разъяренный герцог.
– Вы можете говорить со мной, Джан Мария, – шлема Франческо не снял, но поднял забрало.
Быстрый переход
Мы в Instagram