Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– Вы можете говорить со мной, Джан Мария, – шлема Франческо не снял, но поднял забрало. Голос его звучал ясно и твердо. – Я ее представитель, до

недавнего времени губернатор Роккалеоне.
– Кто же ты такой? – голос показался герцогу удивительно знакомым.
– Франческо дель Фалько, граф Акуильский.
– Клянусь Богом! Ты?
– Чудеса, не правда ли? – рассмеялся Франческо. – Так чем вы пожертвуете, кузен, женой или герцогством?
От негодования Джан Мария на мгновение лишился дара речи. Повернулся к Гвидобальдо и что то прошептал ему. Но герцог Урбино лишь безразлично

пожал плечами.
– Я ничего не отдам, мессер Франческо, – проревел Джан Мария. – Ничего, да будут моими свидетелями небеса. Ничего, слышите меня?
– Вас не услышал бы разве что глухой, – последовал ответ. – Да только желание ваше не совпадает с возможностями. Вам придется отказаться от

первого или второго, хотя выбор остается за вами. Вы проиграли, Джан Мария, а потому должны платить.
– Но речь, кажется, идет о моей племяннице, – вмешался Гвидобальдо. – И потому не вам, господин граф, решать, женится на ней ваш кузен или нет.
– Разумеется, не мне. Он может жениться на ней, если пожелает, но тогда он уже будет не герцогом, а изгнанником без роду и племени, если

баббьянцы еще оставят ему голову на плечах. Я же, пусть и не герцог, но граф, земли у меня мало, но она моя, и стану герцогом, если Джан Мария

откажется уступить мне вашу племянницу. Так что, если он все еще намерен жениться на Валентине, согласны ли вы на ее бракосочетание с бездомным

бродягой или обезглавленным трупом?
Гвидобальдо пристально всмотрелся в лицо Франческо.
– Так вы еще один претендент на руку моей племянницы, господин граф? – ледяным тоном осведомился он.
– Да, ваше высочество, – кивнул Франческо. – И вопрос стоит ребром. Если Джан Мария не возвращается в Баббьяно к утру, он теряет корону, и она

переходит ко мне волею народа. Но, ежели он отказывается от своих прав на монну Валентину в мою пользу, я уезжаю в Л'Акуилу и более не появлюсь

в Баббьяно. Он может, конечно, настаивать и на свадьбе, но тогда мои люди продержат его за этими стенами достаточно долго, чтобы он не успел в

Баббьяно к назначенному сроку. Я же поеду туда и пусть и с неохотой, но соглашусь править нынешними подданными Джан Марии. А он тем временем

пусть убедит вас, что лучшего мужа для Валентины, чем он, вам не найти.
И наверное, впервые в жизни Гвидобальдо забыл о присущей ему учтивости. Он весело рассмеялся, и смех этот, словно нож, пронзил сердце Джан

Марии.
– Что ж, господин граф, признаюсь, вы поставили нас в такую ситуацию, что можете вить из нас веревки. Да и ваша военная слава столь велика, что

Урбино лишь во благо иметь вас на своей стороне. Так что вы скажете, ваше высочество? – Гвидобальдо повернулся к безмолвствующему Джан Марии. –

У меня есть еще одна племянница, бракосочетание с которой может стать основой союза двух герцогств. Надеюсь, она окажется не столь строптива. Не

кажется ли вам, что монна Валентина и ваш отважный кузен составят прек…
– Не слушайте его! – завопил Джан Мария. – Этот сладкоречивый пес выманит из ада самого дьявола. Ни о чем не договаривайтесь с этим негодяем! У

меня сто человек, и я… – он резко обернулся. – Опускайте мост, трусы! И выгоните этих подонков из моего лагеря!
– Джан Мария, я вас предупредил! – прогремел голос Франческо. – Ваши же орудия нацелены на мост, и при первой попытке опустить его мост будет

разнесен в щепки.
Быстрый переход
Мы в Instagram