Изменить размер шрифта - +

– Что-о?

– Из вас выйдет прекрасная жена, – ласково сказал он. – Мужественная, любящая. Вы честный человек, и при этом творческий. Вы совершили чудеса с Энни и дали обеим девочкам то, чего они долго были лишены. – Он смущенно поморщился. – Я знаю, вы не захотите поселиться в крошечном городке с его провинциальной скукой. – Он помолчал, потом тихо спросил: – Вы дрожите. Отчего?

– Я не хочу ничего слышать, – простонала Бренда.

– Видимо, случилось то, чего вы боялись больше всего, – сказал Хэмиш с чуть заметной иронической улыбкой. – Я слишком сильно привязался к вам.

Он разжал ладони, сжимавшие ее руки.

– Я хочу, чтобы вы знали: я люблю вас, Бренда Джейн, очень люблю, всем сердцем и всей душой. Люблю той любовью, какую питает мужчина к женщине, с которой он хочет провести вместе всю жизнь. Не буду смущать вас, делая официальное предложение, – продолжал Хэмиш. – Но если вы отвечаете на мои чувства, если случилось чудо и вы меня полюбили, я хотел бы, чтобы вы стали моей женой.

Она молчала.

Молчала потому, что в голове у нее помутилось, а сердце то останавливалось, то принималось частить.

– Вы прекрасно приспособлены к семейной жизни, Бренда Джейн. – Какой-то миг Хэмиш изучал ее лицо, щеки, губы, глаза, волосы. – Вы прекрасны. И вы – мать по натуре.

Он с трудом сглотнул, потом приподнял ладонью ее подбородок.

– Вы та самая женщина, которую я хотел бы видеть матерью своих детей, – прошептал он. – Не только Эми и Энни, а и тех, что когда-нибудь появятся на свет Божий.

Снова она не ответила, и в его глазах появилась боль.

– Я вижу, вас смущают мои слова, но я должен был это сказать. Я надеялся…

Она попыталась ответить, но смогла только всхлипнуть, слезы хлынули из глаз.

– Не плачьте. Я ничего не прошу у вас и ни за что на свете не хотел бы вас обидеть.

Бренда помотала головой, не в силах вымолвить ни слова, потом прижалась к нему изо всех сил, вцепившись в рубашку.

– Хэмиш, Хэмиш…

Всю свою жизнь она за словом в карман не лезла, умела отбрить в случае надобности. Сейчас же, в самый главный момент ее жизни, не могла связать двух слов.

– Бренда!

Она только крепче в него вцепилась.

– Скажите же что-нибудь, – прошептал Хэмиш в отчаянии.

– А мои фотографии… Они все еще висят в вашей спальне?

– Последнее, что я вижу, засыпая, – это ваши снимки. И первое, что вижу, просыпаясь. Надеюсь, вы не заберете их?

– Конечно, заберу. Я тоже привыкла видеть их и утром, и вечером. Не хотелось бы отказываться от этой привычки.

– Тогда вам придется дать мне другие, взамен.

– Я так и сделаю, Хэмиш. Правда, дам вам взамен кое-что другое, то, что собиралась отдать давным-давно.

Она слегка отодвинулась, чтобы взглянуть ему в глаза, не выпуская из рук рубашку. Он получит больше, чем фото. Получит ее любовь.

– Не совсем понимаю вас, Бренда.

– Никогда раньше я не была влюблена и не знаю, как себя вести. Но мне хотелось бы подать заявление о приеме на должность, которую вы предлагаете. Вы сказали, что я могу ее занять, если захочу. Оказывается, это возможно, хотя у меня и не хватает квалификации.

Широко улыбаясь, Хэмиш прижал ее к себе.

– Дорогая моя, я как раз боюсь, что у вас слишком высокая квалификация. – После чего прошептал ей на ухо: – С Рождеством, любимая. Веселого тебе Рождества.

– Меня зовут Бренда Джейн, между прочим, – напомнила она.

Быстрый переход