Изменить размер шрифта - +

– Вы думаете, мой папочка пошел к маме?

Сара изумленно вскинула брови. Такая возможность ей не приходила в голову.

– Не знаю, дорогая. А где твоя мама?

– На небе. Папочка говорит, она там самый красивый ангел.

Комок сдавил Саре горло.

– Мама была королевой красоты. У нее была настоящая корона. Папочка говорит, что она была красивее всех девушек.

– Наверное, ты на нее очень похожа, – негромко и искренне произнесла Сара. Никки с ее нежным личиком, изогнутыми, как лук Купидона, губами и светлыми кудряшками словно сошла с поздравительной открытки.

– Вы тоже красивая, мисс Сара, – серьезно сказала Никки.

Сара присела перед девочкой и порывисто обняла ее.

– Спасибо тебе, Никки.

Маленькие дети обладают замечательным качеством – им свойственно путать доброту с красотой. Сара была убеждена, что никто старше десяти лет не назовет ее красивой. Лицо слишком длинное, волосы совершенно прямые, мышиного цвета, а черты напрочь лишены классической правильности.

Она могла похвастаться лишь ровными зубами, гладкой чистой кожей и аккуратными, плотно прижатыми к голове ушками, но этого едва ли достаточно, чтобы соперничать с королевой красоты.

– Вы думаете, папочка уже с мамой? – спросила Никки.

Сарину грудь пронзило острое чувство жалости и желание защитить девочку, и одновременно ее охватил гнев: лучше, если у этого папочки найдется серьезное оправдание своему опозданию.

Сара сдержала эмоции и через силу улыбнулась.

– Я думаю, что твой папа очень скоро будет здесь, наверное, у него не заводится машина, и как только он ее починит, сразу же приедет.

Придав голосу уверенность, которой вовсе не испытывала, она еще раз обняла девочку.

– Покажи-ка, что ты успела вырезать для нашего коллажа? Сейчас мы все это приклеим, а потом я познакомлю тебя с моей подругой Деб. Ты поможешь мне приготовить бутерброды с арахисовым маслом? Я что-то проголодалась, и ты, наверное, тоже.

Сорок пять минут спустя Сара ехала в своем маленьком пикапе по немощеной дороге, ведущей к ферме Мэрфи. Скоро ее фары осветили большие железные ворота, похожие на футбольные. Сверху свисал круг с буквой «М» посередине.

Джейку Мастерсу можно не менять этот знак. Интересно, подумала Сара, а все остальное соответствует натуре этого человека? Фермерский труд нелегок и часто неблагодарен. Для него требуются люди особого склада – упорные, волевые. Фермерство редко привлекало мужчин с внешностью кинозвезд. Мужчины, похожие на Джейка, как правило, тяготеют к занятиям полегче – которые позволяют им шествовать по жизни с приятной улыбкой на лице.

Сара тут же одернула себя – ее это никак не касается. Ведь она здесь только ради того, чтобы узнать, не случилось ли с отцом Никки какого-то несчастья, а вовсе не проверять его профпригодность.

Сухая корка грязи захрустела под колесами, когда Сара медленно въехала в ворота. Она сбавила скорость – частично из-за плохой дороги, частично оттого, что не вполне представляла себе дальнейшие действия. Над ее головой в ночном весеннем небе блестел серп месяца. Как она рассчитывает найти кого-нибудь ночью? Решимость ее поколебалась. Может быть, права Деб, и ее затея – чистая бессмыслица и сумасбродство?

Но Сара вспомнила о маленькой девочке с кудряшками, которую она оставила спящей на кушетке в школе, крепче сжала руль и одновременно почувствовала прилив уверенности.

Она въехала на пригорок, и ее взору открылся дом. Ни на крыльце, ни в одном из окон света не было, но у входа стоял грузовик. Сара затормозила, выключила двигатель и выбралась наружу. Звук захлопнувшейся дверцы показался ей чересчур громким в тишине ночи.

– Мистер Мастерс! – позвала она, но в ответ услышала только гудение древесных лягушек с вирджинских дубов.

Быстрый переход