Изменить размер шрифта - +

«Будет тут уютно, — заявил он сам себе. — Если надо дурака валять при всем честном народе».

Вася громко хрустнул пальцами и замер, глядя на сына. Тот враз побледнел, зажмурился, сжал кулачки и засунул их в карманы как можно глубже.

Таким Женю он еще не видел. Вася полностью повернулся к нему и открыл рот.

«Просто сделай это, — сказал голос в голове, здорово похожий на его собственный. — Пора уже».

Вася огляделся по сторонам, снова посмотрел на сына. Тот так и стоял зажмурившись.

«Он же не увидит, как я тут пальцами буду шевелить, колдуна изображая, и вряд ли много услышит из-за городского шума. Значит, все пройдет впустую. Ведь весь спектакль затеян ради него», — подумал отец, присел на корточки и с удовольствием отметил, что теперь со стороны это выглядит нормально.

У мальчика какие-то огорчения, а добрый папа пытается его утешить.

Вася глянул через плечо. В парикмахерской вроде все было как обычно. Клиенты сидели перед зеркалами, мастера приводили их головы в порядок. Никому не было никакого дела до Васи и его детей.

— Папа, прогони Бабу-ягу, — тихо сказала Люба, стоявшая за спиной у брата — А то нам с Женей страшно.

— Конечно, егоза. Вот прямо сейчас и прогоню, чтобы ни следа от нее не осталось.

Он увидел, как Женины глаза чуть приоткрылись, и обрадовался. Похоже, действует!

Чародей еще раз прогнал в голове заклинание, соединил кончики пальцев и начал произносить его, стараясь помнить про жесты. Вася тут же обнаружил, что говорить вслух несуществующие и просто длинные слова куда труднее, чем мысленно. Ему пришлось замедлиться, чтобы ненароком не сбиться.

На парикмахерскую Вася больше не оборачивался. Во-первых, не хотел отвлекаться, а во-вторых, куда важнее для него было следить за сыном. С каждым новым словом заклинания тот все больше успокаивался. Глаза из зажмуренных стали просто закрытыми, между веками появились узенькие щелки и начали понемногу расширяться. Женя перестал плотно сжимать губы… но кулаки по-прежнему оставались в карманах.

— …энергоколлапс! — закончил Вася и посмотрел сыну в глаза. — Вот и все, Женька! Не будет теперь Бабы-яги.

— Правда?

— Правда.

Женя осторожно высунулся из-за Васи и увидел только двух парикмахерш, которые работали справа и слева у самого окна. Никакой Бабы-яги рядом с ними не было.

— Уже?..

Вася мужественно поборол соблазн ответить «да», покачал головой и сказал:

— Женька, пока нет. Нельзя, чтобы другие видели, как Бабы-яги не станет. Люди могут испугаться.

— Почему? Это же хорошо.

— Хорошо-то хорошо, да страшно. — Заготовки закончились, и Васе пришлось сочинять на ходу, отчаянно надеясь на то, что кривая вывезет куда надо. — Понимаешь, Женька, Баба-яга эту тетю, которая в парикмахерской работает, как пальто на себя надела.

Женины глаза стали совсем круглыми, да и Люба подалась вперед.

— Да-да, как пальто. Она к ней в голову залезла и стала тетей командовать. — Тут Васю осенило. — Женька, помнишь машинку, которую тебе тетя Юля подарила? Ту, с пультом управления?

— Да.

— Вот Баба-яга этой парикмахершей как машинкой управляет. Сидит у нее в голове и говорит, что делать. А заклинание Бабу-ягу выгонит. Но она же не захочет просто так уходить, верно? — Женя, чуть помедлив, кивнул. — Она начнет упираться, поэтому тетя будет кричать. Больно ей станет, понимаешь? Вот заклинание и подождет, пока парикмахерша с Бабой-ягой в голове не придет домой или еще куда, чтобы ее никто не видел. — Он полагал, что сказка закончена, но Женя молча смотрел на отца и не спешил радоваться.

Быстрый переход