Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Они могут понадобиться ей.

‑ Привет, ‑ говорю я. Мужчина пока еще не собрался – он из тех, кому приходится оставаться на месте до конца, и низкий чин не позволяет ему присутствовать на ночных собраниях в компании тех, кто обсуждает стратегию. Он из тех, кому удается быть полезным, привлекать внимание, быть компетентным, но не превосходным. Это отличное поведение для того, кто является – или когда‑то был – архивистом.

‑ Привет, ‑ откликается он, выражение его лица пустое и вежливое, а голос любезен.

‑ Мне бы хотелось услышать Блистательную историю Восстания, ‑ произношу я.

Он быстро прячет удивление, но не настолько, чтобы его не заметить. И он умен. Он понимает, о чем я говорю. – Я больше не архивист, ‑ отвечает он. – Я работаю на Восстание и не веду торговлю.

‑ Сейчас ведешь, ‑ возражаю я.

Ему не хватает сил сопротивляться. – Что у тебя есть? – спрашивает он, незаметно оглядываясь по сторонам.

‑ Бумаги, взятые из самого Каньона, ‑ сообщаю я. Кажется, я вижу блеск в его глазах. – Они лежат недалеко отсюда. Я расскажу тебе, как найти их, а затем нужно будет доставить их девушке по имени Кассия Рейес, которую только что отправили в Центр.

‑ Какова моя плата?

‑ Выбери сам, ‑ предлагаю я. Такому предложению ни один настоящий торговец или архивист не может противиться. – Все, что выберешь, ‑ твое. Но я знаю каждую бумагу, и, если ты возьмешь себе больше, чем один экземпляр, я раскрою обман. И выдам тебя повстанцам.

‑ Архивисты – честны в торговле, ‑ говорит он. – Это часть кодекса.

‑ Я знаю, ‑ отвечаю я. – Но ведь ты сказал, что больше не являешься архивистом.

Тогда он улыбается. – Это навсегда остается в крови.

 

Встреча с архивистом задержала меня, поэтому я не смог попрощаться с Инди. Воздушный корабль, на борту которого она находится, отрывается от земли в лучах восходящего солнца, и пока он набирает высоту, я замечаю повреждения и ожоги по всему килю. Как будто бы его пытались посадить в незапланированном месте, и он к тому же был обстрелян. Ружья приманок не смогли бы сделать такое.

Мне кажется, что я смотрю на один из тех кораблей, которые пытались сбить фермеры.

‑ Что случилось с тем кораблем? – спрашиваю я у кого‑то, стоящего рядом.

‑ Я не знаю, ‑ отвечает он. – Он улетел несколько дней назад и вернулся уже в таком состоянии. – Он пожимает плечами. – Ты новичок, да? Ты скоро научишься тому, что можешь знать только о том, что тебя касается. Так безопаснее, на тот случай, если нас вдруг поймают.

Это кажется правдой. И даже, если я прав насчет того, откуда на корабле эти повреждения, это вполне может оказаться и чем‑то иным. Возможно, повстанцы приземлялись, чтобы помочь фермерам, а те подумали, что это войска Общества.

А может, и нет.

Единственный путь, как я могу выяснить их дела, это оставаться в гуще Восстания.

 

Архивист находит меня несколько часов спустя, как раз, когда я уже собирался уезжать. Я на шаг отхожу от своей группы, чтобы переговорить с ним. ‑ Все подтвердилось, ‑ сообщает он. – Она едет в Центр. Я осуществлю торговлю незамедлительно.

‑ Отлично, ‑ отвечаю я. Она в безопасности. Они сказали, что вернут ее обратно, и выполнили обещание. Одно очко в пользу Восстания. – У тебя были какие‑то трудности?

‑ Вовсе нет, ‑ говорит он, а потом протягивает мне камень, на котором я вырезал чешую.  – Мне жаль было оставлять его там, хотя я знаю, что ты не смог бы взять его с собой, ‑ объясняет он. У Восстания и Общества, оказывается, похожие правила: Ненужных вещей не бывает. – Это прекрасная работа.

‑ Спасибо, ‑ отвечаю я.

‑ Не многие люди знают, как изобразить буквы, подобные этой.

‑ Буквы? – удивляюсь я. А потом понимаю, что он имеет в виду. Я думал, что вырезал волны.

Быстрый переход
Мы в Instagram