Изменить размер шрифта - +

— Мы можем притвориться, что я этого не говорил? Я был ужасно пьян.

— Да, был. Но ты был честным, — я провела большим пальцем по его щеке. — Ро, я не верю в Свет. Не могу. Я не смогу отделить его от того, что Селено сделал со мной и дорогими мне людьми. Но я верю в то, что ты говорил о достоинстве людей, и я вижу это в тебе. Как маяк. Ты не темный внутри.

Он сдвинул брови в тусклом свете, снова обнял меня. Я целовала его волосы, пряди щекотали мою кожу. Даже сейчас, хоть он и не был в Сиприяне несколько дней, от него пахло лесным дымом. Я думала, что это запах костров в Темпере, но запах остался с ним — глубокий, теплый и настоящий. Я уткнулась носом в его волосы, желая запомнить запах, жар его тела, давление его рук. Реки к морям, почему я не поцеловала его тогда на балконе Тоссентов, когда он пригласил меня посмотреть с ним фейерверки?

О, я знала, почему.

Моя ладонь скользнула по его спине и шлепнула по его плечу.

— И, Ро.

Он поднял голову.

— Не обвиняй себя. Я тоже глупая.

Он улыбнулся, впервые по-настоящему после Первого огня, но я прижала пальцы к его губам, не дав ничего сказать.

— Я не всегда… я не всегда могу говорить то, что думаю, что чувствую, — сказала я. — И я не могу пообещать, что стану лучше, уж точно не сразу. Тут будет сложно, ведь нужно помочь Сиприяну, подготовить озеро и горы к войне. Будет опасно, как только Селено отправит корабли по реке.

— Жаль, что у нас нет опыта с опасностью, — сказал он.

Я невольно улыбнулась. Мои ладони оказались зажаты между нами.

— Я не жду, что будет просто или спокойно, — сказал он. — И я не жду, что ты изменишься, ни сейчас, ни когда-либо. Я влюбился, когда ты уплыла с «Болотного зайца» с Джеммой по каналу. Сильно, Мона, потому что тогда понял, какая ты. Не только поразительно изящная, уравновешенная и немного пугающая — порой это так, врать не буду — но ты еще и самый смелый и умелый человек из всех, кого я встречал. Жарче огонь, прочнее сталь. И ты вызвала во мне желание стать таким, я пошел бы в Алькоро и постучал в дверь Селено, если бы ты попросила.

— Я бы захотела, чтобы ты остался здесь со мной, — сказала я.

Он улыбнулся и склонил голову, чтобы снова поцеловать мои пальцы.

— Тогда я сделаю все, чтобы быть тебе полезным, пока я здесь. Только скажи, что тебе нужно, и я сразу это сделаю. Мне нужно стоять рядом с тобой, Мона. Ради наших стран. Ради Лиля и Джеммы. Ради равновесия восточного мира, ради пространства между нами. Я этого хочу. Места рядом с тобой.

В своем стиле. Я кашлянула.

— Оно твое.

Он улыбнулся, его глаза — янтарь в свете свечи. Я подняла свечу с перила и держала между нами. Его улыбка стала шире. Он отошел от меня, поднял пои с пола, обмотал кожаные ремешки вокруг пальцев. Он протянул фитильки ко мне, и я зажгла узлы, пропитанные маслом. Они загорелись, террасу озарил свет. Он проверил их, медленно раскручивая по бокам.

Я улыбалась, когда он поднял голову. Он держал цепи по бокам, прошел вперед, прижался губами к моим губам. Он отошел на пару шагов, описал несколько дуг пылающими пои в ночи. Я задула свечу. Небо, озеро, замок — все потемнело, кроме нас в огненной сфере.

Быстрый переход