Изменить размер шрифта - +
 - Я вытирала катившиеся по щекам слезы радости.

    Только тут он заметил наш бомжеватый видок:

    -  Что это? Никак по стройке лазили? Гдэ ж вы умудрылись так изорвать одежду? А чумазые-то какие! Подождитэ. Но ведь вы не были такхими загорэлыми. - Он подозрительно посмотрел на нас. А мы, все еще не веря своему счастью, оглядывали «родной» музей.

    -  Нэужели вы свободное врэмя провели на пляже? Я, конечно, понымаю, что хочется всыго и сразу, но неужели наша экскурсыя не интересная?

    -  Ну что ты, Али! Это самая увлекательная и познавательная экскурсия в нашей жизни. А ты - самый лучший гид!

    -  Ах, спасыбо, дорогие мои! А вы самые хорошие турысты, хотя и не очень пэслушные. А тыперь все в автобус, мы едем на пырамиды Гизы.

    Когда мы опустились на мягкие бархатные сиденья, Андрей, улыбнувшись, повернулся ко мне:

    -  Лен, можно тебя попросить об одном ма-а-але-ньком одолжении?

    -  Глоток газировки - и проси что хочешь, - потянулась я к портативному холодильнику.

    -  Пожалуйста, когда приедем к пирамидам, останемся около автобуса и ты не пойдешь внутрь и не станешь искать приключений на свою пятую точку!

    -  Уговорил. Обещаю, - подняла я правую руку. В тот момент мы были счастливы, как никогда.

    Остаток недельного отпуска прошел спокойно. Мы почти не выходили за территорию отеля: вспоминали все невероятное, случившееся с нами в последние дни. Мы вернулись в музей в то же самое время, как и покинули его, и если бы не внешний вид и бурные душевные переживания, все это можно было бы списать на наше воспаленное воображение.

    Я сидела на диване и рассматривала сделанные в Египте фотографии. Их было немного, ведь Лешка потерял свой фотоаппарат, но в последние дни мы все же заказали несколько снимков профессиональному фотографу. Жалко, что это были всего лишь обыкновенные кадры: море, пляж, современный Египет. Мы решили, что никто не узнает о нашей невероятной экскурсии, договорившись об этом еще на обратном пути, в самолете.

    Андрей возился с компьютером. Мы ждали прихода Ирины и Лехи. Раздался звонок. Подумав, что явились наши опаздывающие, я открыла дверь. На пороге стоял мальчишка с охапкой белых лилий.

    -  Это вам, - протянул он мне сложенную вдвое карточку.

    -  Спасибо... - удивленно поблагодарила я. Закрыв дверь, я пожала плечами и пошла на кухню, поставить в воду симпатичный букет.

    -  Лен, кто там?

    -  Разносчик. Принес мне цветы.

    -  От кого?

    -  Сейчас посмотрим, - развернула я лист бумаги. Из-за многочисленных завитков я долго не могла разобрать красивую надпись, но когда мне все же удалось ее прочитать, я пошатнулась и едва не упала, задев рукой стоявшую на столе вазу. На звук разлетевшегося вдребезги стекла прибежал испуганный Андрей:

    -  Лена, что случилось? Ты чего бледная такая? Я молча протянула ему... красивый голубой пергамент, на котором было начертано лишь два слова:

    «Принцессе Фархад»...

Быстрый переход