Изменить размер шрифта - +
— Приятно было познакомиться с вами.
   Синк повернулся на каблуках и пошел к люку. Он легко открылся, и Мак и Синк почти выбежали в холл. Арк ожидал их, скрестив руки на груди, и без единого слова препроводил их в транспортный отсек.
   «Что все это означало?» — Мысль Синклера беспомощно билась. — Стаффа кар Терма? Его отец? Арта?» — Он зарычал и выбросил все прочь из головы. Командующий, наверное, не в себе. Гениальность и безумие тесно связаны.
   Они ехали в молчании. Только когда они прошли через последний люк и очутились в риганском шаттле, когда дверь люка за ними закрылась, Мак спросил:
   — Что все же произошло?
   Синклер подождал пока дверь полностью загерметизируется и шаттл возьмет курс к кораблю, а потом произнес:
   — Будь я трижды проклят, если я что-нибудь понимаю. Наверное, еще какая-то интрига Седди. Какой-то заговор, возможно, некая психологическая затея. Седди просто одержимы всякими психологическими затеями.
   — Мне показалось, Стаффа, искренне верил тому, что говорил.
   — Я думаю, он безумен, — сказал Синклер. На душе его было спокойно. — Помни — он Звездный Мясник. Этот человек, каким бы он не был на Тарге — убил биллионы. Биллионы! А Браен? Он монстр. Подлый монстр.
   Мак нервно похлопал себя по коленям.
   — Да, это какое-то безумие, и я рад, что мы выбрались оттуда.
   — У нас полно проблем на Риге. Или хочет, чтобы мы подчинили себе все население.
   Нам осталось завоевать еще один мир — последний — на этот раз.
   — Да, верно.
   — Ты не слишком-то радостен.
   Мак поднял брови. — А как насчет Или Такка? Я доверяю ей не больше, чем Браену.
   Синклер сухо усмехнулся:
   — Не беспокойся о ней. Или — кобра. Холодная, бессердечная кобра. — Синк откинулся в кресле:
   — Но мне кажется, я сумею управлять ею.
   — Так оно и будет, — пообещал Мак, но лицо его выглядело тревожным. — Мы всегда с тобой, что бы не случилось.
   Синк откинулся назад, пытаясь сконцентрироваться на Риге, на проблемах, которые он должен будет решить. Все изменится, и он, Синклер Фист, приложит к этому руку.
   Он не мог отделаться от взгляда Крислы, глядевшей на него из куба. Ее янтарные глаза стояли перед ним — и так безумно напоминали кого-то…
   ***
   Стаффа стоял перед выгнутым прозрачным пространством наблюдательного поста и наблюдал, как «Гитон» в сопровождении транспортов отправлялся к Риге. На черном как сажа небе поблескивали звезды — словно рассыпанные кристаллы сахара. Их не могло заслонить даже сияние, распространяемое кораблями Риги. Далеко-далеко, на расстоянии многих световых лет насмешливо мерцали Запретные границы. Стаффа стоял прямо, сцепив за спиной руки, и наблюдал, как снова из его жизни уходил его сын.
   «Боги, а Боги! Как же все это произошло? Он не поверил ни одному слову, что я сказал. Но с другой стороны, — поставь себя на его место. Разве ты бы поверил?»
   После долгих лет общения со Скайлой, он научился читать ее мысли по глазам.
   — Ты хочешь остаться один? — спросила она тихо.
   — Я был один всю мою жизнь.
   — Я буду в своих комнатах, если понадоблюсь тебе.
   — Но если я был всю жизнь один, это не означает, что мне это нравится.
   — Мы расшифровали послание с Риги.
Быстрый переход