Loading...
Изменить размер шрифта - +
Странник держит его за горло.
    
    СТРАННИК (горько). Массаракш… Не успел я за тобой. Шустрый ты оказался, молокосос.
    
    Отшвыривает Максима. Внизу гвардейцы цепью оттесняют от ворот возбужденную толпу.
    
    СТРАННИК (глядя на них, сквозь зубы). Они уже здесь. Они готовы, они всегда были готовы. А ты думал — раз-два, и все… Что же ты натворил, щенок, что ты наделал, я понятия не имею, как мы теперь выпутаемся…
    МАКСИМ (вытирая кровь). Простите, как вас зовут?
    СТРАННИК. Ну, Рудольф.
    МАКСИМ. Так вот. Я не раскаиваюсь, Рудольф. И не собираюсь. Я собираюсь работать.
    СТРАННИК (жестко). Ты сегодня же улетишь на Землю! Забирай свою Раду, и…
    
    Рада появляется в проеме двери. Максим ей слабо улыбается.
    
    * * *
    
    В городе каша. Мародеры громят магазины. В пустую комнату, где заседали Отцы, врывается вооруженная толпа.
    В лабораторию Странника врываются гвардейцы. Погром.
    Государственный прокурор, как был, в халате на голое тело, выглядывает за дверь и в ужасе отшатывается: по коридору идут люди в одинаковых серых костюмах… Прокурор отступает, падает в кресло, судорожно хватает воздух ртом…
    Где-то пожар. Где-то побоище. Где-то плачет ребенок. Каша, неразбериха, страх, растерянность…
    Зеф и Вепрь идут в центре большой толпы сосредоточенных людей, Вепрь о чем-то резко и уверенно говорит…
    
    * * *
    
    Максим и Странник — на открытой площадке высоко над городом.
    
    СТРАННИК. Герой… Борец… Дурак. Убирайся. На этой планете у меня хватает проблем и без тебя!
    МАКСИМ (вдруг взрывается). Ладно, я дурак… А вы? Как вы могли это допустить? Как вы могли все это… война… башни… огонь… танки, Гай… как вы — вы это допустили?!
    
    Теперь Максим кидается в драку. Теперь он наступает и бьет, не щадя. Странник отбивается.
    
    СТРАННИК. По законам истории, идиот! Это их мир, их история, мы не можем их переделать!
    МАКСИМ. Почему?!
    СТРАННИК. Ты ни черта не понимаешь! Ты полетишь домой! И чтобы духу твоего здесь не было!
    МАКСИМ. Я — дома! Надо — буду топить субмарины. Надо — буду бороться с инфляцией… Но только, пока я жив, никому здесь не удастся построить еще один Центр. Никогда!
    
    Они дерутся, как враги. До последнего.
    Наконец Максим отшвыривает Странника. Протягивает руку Раде. Ведет ее прочь.
    Странник медленно поднимается. Тяжело дышит. Максим и Рада не видят его лица.
    А он вдруг улыбается окровавленными, распухшими губами.
    
    * * *
    
    Максим выносит Раду из здания — на руках.
    А вокруг — толпы на улицах…
    А вокруг — город с догорающими остатками Центра…
    Панорама города сверху… Края горизонта заворачиваются чашей…
    Город стоит среди лесов и полей… А дальше — джунгли, пустыня, море…
    И, наконец, открывается весь мир, расположенный на внутренней поверхности шара.
Быстрый переход