Изменить размер шрифта - +
Прошлое предопределяет будущие события, одна бусина тянет за собой следующие. Будущее большинства людей выглядит именно так; длина ожерелья соответствует оставшемуся им времени. Грядущее может быть разным — бесконечно разным, но возможности отдельных людей изменять собственное будущее ограничены. Ты оказался здесь, и каким-то образом перед тобой открылись новые возможности, — хотя, казалось, все уже было кончено. Тебя может ждать великое будущее — или совершенно обычное. В отличие от прочих, ты, возможно, проживешь еще долго.

Келес нахмурился, — настолько, насколько позволяли швы.

— Ты ошибался насчет меня. Ты ошибаешься и насчет них. Не забудь — ты собирался рассказать нам, как оказался в этом зале.

Глун улыбнулся — широко и искренне; так мог бы улыбнуться ребенок.

— Тебе не хочется узнать собственное будущее?

Келес улыбнулся в ответ.

— Ты сам признал, что можешь ошибаться. Так зачем мне прислушиваться к твоим словам?

Глун снова открыл все свои глаза.

— Давненько мне не приходилось спорить с достойным собеседником. Мои погибшие товарищи и их призраки не слишком сообразительны. Хорошо. Вернемся к моему рассказу. Попробую вспомнить. Не знаю, что вам рассказывали о войне с турасиндцами. В Дезейрионе, Долосане и Солете то и дело происходили стычки с варварами. Императрица собиралась оттеснить их войска как можно дальше на запад. Она надеялась, что в этом случае магия, которая, возможно, вырвется на волю во время главного сражения, не нанесет ущерба Империи и ее народу. То, что вы здесь, означает, что ей удалось предотвратить катастрофу.

Тайрисса кивнула.

— Времена Черного Льда было непросто пережить. Но мы справились. С тех пор прошло семь сотен лет.

Глун молча выслушал ее и кивнул.

— Призраки говорят только о былом. Их не интересует ход времени. Императрица, — кстати, ее могилы здесь нет, и ее призрак ни разу не посещал меня, — хотела одержать полную и безоговорочную победу, чтобы Турасинд никогда больше не смог угрожать Империи. Она разделила свое войско; часть воинов осталась в Долосане. О них никто не знал. Согласно ее плану, турасиндцы должны были устремиться вслед за ней по Пряному Пути; в это время из Долосана подоспела бы подмога и застала врагов врасплох. Варвары оказались бы между двумя огнями и были бы полностью разбиты.

Келес посмотрел на Тайриссу. Она кивнула.

— Я считаю, что этот план был вполне разумен.

— Верно, Мастер Антураси. Мы тоже согласились с императрицей. Все восхищались ее умом. Ей посоветовали назначить Правителя Нелесквина предводителем тайного войска. Но она не учла того, что в жилах Нелесквина текла кровь императоров. Его не устраивало то, что Кирса занимала трон Империи. Для него и его семьи она была всего лишь любовницей Императора, убившей его и незаконно занявшей место. Они никогда бы не согласились признать, что он был всего лишь жалким, ни на что не способным трусом.

Келес кивнул. История восхваляла решительность и храбрость Императрицы Кирсы. Хотя было известно, что она действительно убила мужа и встретила его телохранителей на пороге спальни с окровавленным кинжалом в руках, об этом редко вспоминали. Это она разделила Империю на Княжества, и некоторыми из них до сих пор правили потомки назначенных ею правителей; поэтому и чиновники, и правящие династии оправдывали Кирсу и признавали ее права на трон. Но и Нелесквина можно было понять, — тем более, что он был современником Императрицы.

Глун ловко перепрыгнул с одного надгробия на другое и присел на грудь нарисованного воина.

— Нелесквин вступил в сговор с турасиндцами. Их предводителем был могущественный жрец. Нелесквин провел их в Иксилл, рассчитывая, что битва ослабит обе стороны, и он без труда уничтожит войска, после чего займет трон Империи. Кирса начала беспокоиться, не получая от Нелесквина никаких вестей, и отправила тех, кто теперь покоится здесь, узнать, — не нужна ли ему помощь.

Быстрый переход
Мы в Instagram