Изменить размер шрифта - +

— Неплохо. Еще больше возможно?

— Двое стандарт-суток и три стандарт-часа — это по максимуму.

— Отлично. Делайте.

— Возможный риск — шестьдесят три процента, число потерь — двенадцать процентов от общего числа личного состава, — так же спокойно продолжила Аврора.

— Вы собираетесь помочь пиратам?

— Я хочу попасть к месту происшествия как можно быстрее. Сутки и два часа — это максимум того, что мы можем выиграть.

— Действуйте.

Аврора кивнула и углубилась в расчеты. Взлет прошел спокойно.

Она едва успела отправить Рону коротенькое письмо со своего планшета, заверив, что обязательно его найдет… и занялась подсчетами.

 

Сутки в гиперпространстве.

Вторые.

Выход. Передышка.

Сверка личного состава. Потерь нет.

Следующее погружение.

До Диатомеи-3 эскадра добралась всего за девяносто три стандарт-часа — почти рекорд. И все это время Аврора сидела за своим пультом. Практически не спала — разве что по паре часов. Постоянно проверяла расчеты, готовясь в любой момент скорректировать их, если что-то пойдет не так.

Ну ведь рассчитывали же трассу до нее?

Было!

Так почему не летали по максимально короткой?

Увы, разницу между собой и остальными людьми Аврора иногда не осознавала.

Интаро Висен подходил к ней пару раз, но бесполезно.

Аврора не могла спать и нормально есть — тем более ей было не до адмирала. Она разговаривала, отвечала на вопросы, рапортовала, а в глазах читалось: «Когда ж ты от меня отвяжешься?! Когда я смогу вернуться к расчетам?!»

В таком состоянии она была практически невменяема. Висен отлично это понял и не стал трогать девушку. Впрочем, его одержимость это только усилило.

Раньше к нему никогда так не относились… и зачем Шантро эти дурацкие списки?

 

Тэр Шантро Ларт был сильно занят. Первое, что он сделал, это проверил списки всех, кто летел на «Звезде Америки», и оставил только женщин. Подумал — и оставил только женщин детородного возраста.

Потом проверил списки спасенных с пиратской базы — и сделал то же самое.

Проверил списки убитых.

И начал отсматривать голографии — которые, как ни крути, были в личных делах. Методично, запуская их в программу, разработанную для генетиков, — на внешнее наследственное сходство.

На одной половине экрана крутилось голо Авроры, с другой — голо различных женщин.

Ради интереса первым туда отправилось голо Калерии. Программа пискнула и выдала: «Внешнее сходство — ноль целых девяносто две сотых процента».

Шантро язвительно фыркнул. Девочки, кого вы хотели обмануть? Ладно еще пока вопросов не возникало. Но если копать…

Список участников операции лежал у него на столе. Но прежде чем расспрашивать, Шантро хотел попытаться установить: на кого же похожа Аврора? Тем более что русские (Шантро терпеть их не мог, но достоинства таки признавал) сработали очень тщательно. Неопознанных не осталось. Трупы и те оцифровали в трех видах (анфас, профиль, рост) и разослали повсюду данные…

Ладно. Запустить автомат — и пойти выпить кофе. Земного. Безумно дорогого.

Но вполне доступного. Семья Висен щедро оплачивала свои капризы, прихоти и маленькие слабости.

Шантро не успел выпить и одной чашки, когда заверещал компьютер.

Мужчина пожал плечами, подошел к компу, вгляделся в голофото на экране — и резко выдохнул:

— Черная дыра!

Лицо Авроры ему было знакомо. И второе…

Светлые волосы, голубые глаза, внешность роскошной куклы…

— Иридина Видрасё. Сходство — семьдесят процентов.

Шантро выругался — и бросился искать детские голографии Иридины Видрасё — до пластических корректировок.

Быстрый переход