Изменить размер шрифта - +
К тому же, невест решили одеть одинаково, чтобы никто не выделялся.

Насыщенно синий атлас выгодно оттенял светлую кожу, и глаза стали казаться не серыми, а почти голубыми. Пожалуй, если бы не черные как смоль волосы, северяне вполне могли бы принять меня за одну из своих. А так… Одни только светлые боги ведают, какая встреча ждет иноземную невесту в царстве вечной мерзлоты.

— И много нас таких счастливых? — поинтересовалась я, пока Вида сооружала сложную косу и украшала ее многочисленными шпильками с узорчатыми снежинками.

Ответ вверг меня в ступор.

— Вы одна.

Да быть того не может! По слухам, наш любимый правитель решил облагодетельствовать женами едва ли не все посольство, невзирая на возраст и должность. Или врет молва?

— А ты ничего не путаешь?

В зеркале, над моей головой, отразилась тонкая улыбка камеристки.

— Нет, льера, не путаю. Ваш император и в самом деле предложил представителям посольства невест. Для укрепления добрососедских связей, так сказать. Девушек со всей страны свезли, гостям представили, а оно возьми и окажись, что этих гостей дома кого жена, а кого нареченая ждет! Еще вчера приглашенные кандидатки по домам разъехались.

— Выходит, меня предлагали особенно настойчиво?

О, в умении господина директора быть убедительным сомневаться не приходится! И не пожалуешься никому: достаточного влияния моя семья не имеет, а император идею Лурдена поддержал. Да и увижу ли я того императора?

Но, даром клянусь, с мэтром мы еще встретимся! Ради этого даже в снежные земли отправиться можно.

— Вас предлагали единственному свободному мужчине в окружении Великого Князя. Притом, так настойчиво, что отказаться льер Арлит не сумел, как ни старался. А старался он сильно, уж поверьте мне!

Хотелось сейчас же расспросить поподробнее о личности жениха, я даже рот уже открыла, но настойчивый стук в дверь спутал все планы.

— Едут! — не дожидаясь позволения, в комнатку влетел один из мальчишек-слуг. — Госпожа Ариадна, там северяне уже едут!

Да я теперь и сама прекрасно расслышала стук копыт под окнами.

В душе бурной волной поднималось возбуждение. Нет, так не пойдет! Усилием воли взяла себя в руки, разве что позволила сохраниться на лице выражению легкой заинтересованности. И терпеливо дождалась, пока Вида закончит работу.

— Распорядись насчет вещей, — напомнила камеристке и, окинув комнатушку, служившую мне домом минувший год, последним взглядом, скрылась за дверью.

Медленно проскользила по коридорам, шелестя тяжелыми юбками, обвела прощальным взглядом каменные стены, вдохнула запах древности, сырости и высушенных трав. В отдаленном крыле в большинстве своем как раз и жили травники и целители, как самые бесперспективные. Но какие бы отношения не сложились у меня с местным директором, было и хорошее. Школа многое дала своей воспитаннице за сравнительно короткий отрезок времени.

А теперь даже попрощаться толком времени нет! Глаза опалили готовые пролиться слезы, все мое существо душил беззвучный вопль протеста. А в голову закралась совсем уж непотребная мысль: а что, если нарушить распоряжение? Лурден мне теперь никто, стало быть и наказывать права не имеет. Да и чем он может меня наказать?

Губы дрогнули в мстительной улыбке. И ведь знаю, что поступаю глупо и необдуманно, но интуиция тихонько шепчет — правильно. Так сейчас нужно. А этой коварной даме я привыкла доверять, как, впрочем, и любой травник. Потому подхватила тяжелые юбки и, наплевав на приличия, понеслась в противоположном направлении.

Одно жаль, ребята сейчас на каникулах…

Но посетить одно из полюбившихся мест мне ничто не мешает. И не встретился по пути никто… Я взбежала по винтовой лестнице, толкнула обыкновенную деревянную дверь и уже миг спустя из окна башни наблюдала, как Лурден встречает троих конных.

Быстрый переход