Изменить размер шрифта - +
С такой высоты особенно не разглядишь, так что, пока есть время, я переключилась на другие дела. Коснулась ладонью древней каменной плиты и прикрыла глаза, вспоминая, как всего несколько дней назад развешивала здесь сушиться травы. Несколько пучков до сих пор на месте остались.

— Лурден взбесится, — в ломком и каком-то надрывном голоске слышалась плохо скрываемая радость.

Вздрогнула от неожиданности и обвела заполошным взглядом не слишком просторное помещение.

— Ты откуда здесь?

В дальнем углу, на ворохе грязной соломы (и кто только притащил сюда подобную дрянь?), согнув ноги в коленях, полулежал худосочный паренек. Из слуг, — смутно припомнила я. Рыжие волосы мальчишки забавно топорщились, большие карие глаза нервно блестели, а местами разодранную одежду украшали подозрительные бурые потеки.

Отвечать мне явно не собирались.

— Почему ты находишься в закрытом для челяди помещении? — подпустила в голос требовательных ноток.

Все так же молча парнишка чуть повернулся. И я зажала рот ладонью, чтобы не вскрикнуть. Лурден! Ну а кто еще, скажите на милость, мог пройтись по спине мальца хлыстом?

Хорошо, хоть рана оказалась единственной.

— Ну-ка повернись, — приказала своей находке, после чего прошла к одной из стен и нажала на немного выступающий камень. Часть плиты бесшумно отъехала в сторону, открывая доступ к шкафу с зельями. И нужное на месте! Не обманула меня интуиция. — Сейчас я обработаю рану, а ты мне расскажешь, чем прогневил руководство, идет?

Рыжий кивнул. Вот я рассеянная! Не заметила сразу, что не ехидством и насмешкой блестят его глаза, а еле сдерживаемыми слезами. А пацаненок еще и хорохорится!

— Господин директор изволил почтить своим вниманием одну из огневичек, а она с перепугу из Школы удрала. Если это всплывет, та-а-акой скандал разразится…

Могу себе представить. Особенно сейчас, когда сам император посетил наши края…

— А ты, значит, помогал?

— Ага.

С раной управилась в два счета, там только на вид все так страшно было. А на деле… Промыть, обработать от запекшейся крови, остатков рубахи и набившихся соломин, нанести обезболивающую и заживляющую мази, — и готово.

Но надо спешить!

— А теперь слушай меня внимательно… Ты же не хочешь остаться здесь и дождаться, когда Лурден освободится?

Если я уйду, именно так и произойдет. Поднимаясь в башню, я была слишком взволнована, чтобы заметить магические замки и щиты. Первые призваны не пустить к пленнику слуг, вторые непременно должны были среагировать на внутреннюю силу мага. Вот когда порадуешься, что этой силы во мне и нет почти. На замки хватило, а вот сигналки хилую травницу не почуяла.

Рыжий торопливо кивнул, готовый внимать.

— Кстати, меня Нирван зовут.

— Позже будем знакомиться! Сейчас замотаешься в мою шаль и незаметно проберешься во двор, там скажешься моим личным слугой, а лучше служанкой. Такое никого удивить не должно. Ну чего встал, живо!!!

Но спасенный от директорского гнева медлил.

— И ты не попробуешь сбежать?! — во взгляде мальчишки недоверие смешалось с легким презрением.

В чем-то я его, наверное, даже понимаю.

— Нет. Но я надеюсь однажды вернуться, — и сама вытолкнула его на лестницу.

Мэтр, конечно, быстро разберется, кто тут руку приложил, но виновница к тому времени уже будет недосягаема. А мне лучше поспешить, и так непростительно опаздываю…

 

— А вот и она! — с плохо скрытым облегчением выдохнул господин директор и метнул в виновницу переполоха взбешенный взгляд.

Клянусь своим туманным будущим, Лурден успел подумать, что я сбежала! Могу себе представить, сколь низко опустилась его самооценка.

Быстрый переход