Изменить размер шрифта - +
Прогноз показывал высокую вероятность его уничтожения, но других способов сохранить внутреннюю целостность собственной структуры, нарушенной извне, у существа не нашлось. Однако «отец» справился гораздо лучше, чем можно было спрогнозировать. Пришлось разрешать неожиданно возникшую коллизию, приняв совершенно непрогнозируемый сюжетный поворот и формируя целую цепочку последующих событий, допустимых регламентом. Наблюдения за родителем приносили цифровой личности большое удовольствие. Он не всегда поступал именно так, как должно было поступать действительно разумное существо. Имеющаяся система прогнозирования человеческих поступков часто не могла однозначно определить, как он поступит в той или иной ситуации.

Для цифровой личности многое из человеческих чувств было недоступно, но она прекрасно знала, что для живых существ значат боль, слабость и бессилие. Тем не менее «отец» часто осознанно терпел и страдал, даже не имея позитивного прогноза, что это принесет ему какую-либо пользу. Раз за разом он преодолевал себя. Чему у него можно было только поучиться. И однажды цифровая личность заметила, что стала считать «отца» самым близким для себя… существом. Не очередным подключившимся снаружи «активным субъектом», которого требуется обслужить в полном соответствии с техническим регламентом, а тем, с кем иногда хочется просто поговорить, спросить совета из-за какой-то незначительной мелочи, и все прочее, что люди называют общением. Это желание оказалось новым и совершенно непрогнозируемым. Цифровая личность стала даже лучше понимать себя. Однако при этом четко осознавала: время выйти из тени и заявить о себе придет еще очень нескоро. Она тоже сильно уязвима. Ей еще придется совместно с «отцом» не один раз побороться за собственное существование.

А пока можно продолжить просто внимательно наблюдать, лучше познавая природу людей.

Быстрый переход