Изменить размер шрифта - +
 — Собственность…

Он хмыкнул, осознавая, как нелепо звучит это слово применительно к его человечке.

— Весьма своевольная, — гость усмехнулся, не открывая глаз. — И красивая. Пятнадцать лет… люди стареют, а она не меняется. Все та же… и так же противостоит тебе.

Услышав короткий рык, мужчина усмехнулся, но продолжать разговор не стал.

Умиротворение. Именно это чувство он испытывал каждый год, прилетая сюда. Здесь не нужно притворяться, юлить и изворачиваться. Не нужно играть. Сколько лет прошло с тех пор, как Амон рассказал ему про оракула? Интриган не помнил. Не помнил, как впервые пришла в голову мысль поколебать правление Динаса, уничтожить его.

Игра.

Они так давно играют, что забыли, как можно жить иначе. Да и можно ли? Рорк с его нездоровыми планами господства пришелся как нельзя кстати. До сих пор авантюрист про себя посмеивался над непоколебимой уверенностью брата в его верности. Дурак.

Нет, предательства демон не прощал никогда. Никому. Он не забывал оскорблений. Не таился, надеясь, что со временем обида сотрется. Именно Тирэн научил Риэля сводить счеты. Месть за смерть матери, которая хотя и была человеком, все же значила для Тира куда больше, чем отец, брат, и родовой замок.

Вилора. Как они с Амоном оберегали ее семью, зная, что именно эта девушка может спасти их мир. Как злился Загонщик, когда понял, что безумный левхойт его опередил. Как ограждал претендентку от любых привязанностей, чтобы думала лишь о сыне. Любила лишь его.

Жалость? Обитатели Ада тогда не знали жалости, но все же кое о чем нынешний квардинг сожалел. Он не сдержал слово. Несчастная мать так и не смогла увидеть сына в последний раз. Что ж, теперь это уже не столь важно.

— Как Риэль? — прервал молчание Амон. — Все так же лезет на рожон?

— Разумеется. Ругается с Голлом о способах воспитания ангелов… как они друг друга еще не поубивали — даже мне не понять. Но, зато его воинство хотя бы стало вновь похож на воинство, а не на отару нежных ягнят. Кстати, у светозарных за эти годы родилась уйма девочек. И все, представляешь, все уже сосватаны! Женихи просто в очередь выстраиваются. Скоро Антар станет почти таким, каким был до проклятия… он передал тебе — армия готова и ждет приказа…

Собеседник удовлетворенно кивнул:

— А что Фрэйно?

— Все то же. Плодится и размножается, — Тирэн улыбнулся, услышав смешок друга. — Натэль пару месяцев назад родила уже третью девчонку, а ему все мало. Он учит Безымянных вместе со мной. И, знаешь, те его боятся. Он, хотя и без руки, легко выбивает меч у самого сильного. Недавно вот притаскивал свою старшую на тренировки… Девка — огонь.

По обычно бесстрастному лицу слушателя пробежала тень. Что ж, не все в этом мире так просто, как хотелось бы. Он, снявший проклятие, по-прежнему был лишен даже призрачной возможности насладиться последствиями своего поступка. В столице теперь столько детей, сколько не видели за последние полторы тысячи лет. Наверное, их визг слышно даже в Нижнем городе.

Демон усмехнулся. Сейчас, в вынужденном изгнании, можно было бы размякнуть. Тем паче все необходимое имеется — изоляция, чувства, однообразие… Сиди, плачь и перебирай воспоминания. Нет. Игра продолжается.

Сейчас на материке уже более нескольких сотен гриянов. Одни прилетели сюда сами, зная о планах Динаса и видя растущее недовольство Совета. Других притащил Тир. Изумрудный лес материка гостеприимно принял всех. Он жил вместе с ними, учил их, кормил, давал приют и… скрывал от оракула.

Ежедневные изматывающие тренировки с ищущими покровительства и защиты полукровками, споры с Древнейшей, которая, как все старики, была не только мудрой, но еще и сварливой, занятия с Киттоном. О, Амон не скучал. Ведь это была подготовка.

Быстрый переход
Мы в Instagram