Loading...
Изменить размер шрифта - +
 — И я все ему рассказала.

Тир лишь усмехнулся — в чем-чем, а в этом он не сомневался. Лишь ничего не понимающая ниида переводила взгляд с мрачного, сурового Фрэйно на ухмыляющегося сотника.

— Зачем она тут?

— Чтобы занять твое место, Кэсс, — ухмылка слетела с лица демона, делая его устрашающе серьезным. — Она, как это говорят в твоем мире — козырь. Главный козырь в этой игре.

— Я не понимаю… — растеряно проговорила повелительница огненной стихии. — Какой игре?

Только после подробного рассказа Тирэна она в полной мере осознала коварство Амона, и весь размах затеянной им интриги. Несчастную трясло, она плакала, понимая, как ее использовали, ее чувства, страхи, Стихию и как все еще продолжают использовать.

— Не хочу! — почти прокричала девушка и сжала кулаки. — НЕТ! Это подло! Вилора…

— Она все равно погибнет. Так или иначе. Но ее смерть может принести пользу. Не только Амону. Всем. Однако без поддержки он проиграет, — эти жестокие слова сказал не Тирэн. Их произнес Фрэйно.

Взгляд темных глаз прожигал несчастную мятежницу. Было видно, телохранитель не испытывает ни малейшей радости от того, что две дорогих ему женщины подвергнутся такому риску, но голос его был тверд.

— Ниида, так нужно… — закончил демон. — Судьба слишком многих обитателей этого мира зависит от вашего решения. Полторы тысячи лет назад одна женщина уже совершила необдуманный поступок. Не идите ее дорогой.

Судорога сжала горло девушки. Не было сил даже на слезы. И она приняла решение. Единственно верное.

…- Не вспоминай это, — прервал так некстати всколыхнувшиеся воспоминания голос Амона. — Они счастливы. И Фрэйно, и Нат, и сын Вилоры. Не жалей. Ты все сделала правильно.

Кэсс отстранилась и посмотрела на демона долгим взглядом, словно хотела запомнить каждую черточку этого жестокого, но такого любимого лица, а потом опять прильнула, лихорадочно и часто целуя, плавясь в горячих руках. Вот опальный квардинг безо всякого почтения потянул оракула за растрепавшуюся косу, вынуждая запрокинуть голову, и спросил то же, что спрашивал каждый год в течение этих пятнадцати лет:

— Теперь-то хоть признаешь, что это была плохая идея? Отвратительная. Тайные свидания раз в год — это пошлость. Да и я не маленький мальчик, чтобы…

Она лишь счастливо засмеялась, закрывая его рот ладонью, но потом посерьезнела. Девушка до сих пор содрогалась при одном воспоминании о том, как увидела смерть Амона. Ничто на свете не испугало бы ее сильнее, ничто другое не заставило бы отказаться от него и занять сторону коварного колдуна. Ненависть, которую она испытывала к старому прорицателю, играла теперь только на руку, давая Динасу фальшивое ощущение власти над ситуацией.

— Я уже сильнее его, — тихо сказала она то, что Амон и так уже знал. — И через пять дней будет совет…

— Интриганка, — усмехнулся собеседник.

Такой он сделал ее сам. И убедился в этом еще пятнадцать лет назад, в Мертвой долине, за миг до начала схватки с оракулом. Тогда, вторгшись в мысли Хозяина, она просто поставила его перед фактом — или он доверяется ей, или теряет. Наглая человечка! А это ее решение, что она — его henba! — остается в Столице, рядом с жадным провидцем, просто вывело демона из себя. И лишь понимание правоты сообщницы удержало его от ошибки… Это был конец спокойной жизни. Но начало новой Игры.

Амон усмехнулся, вспомнив, как отреагировала Кэсс, когда вдруг узнала от него, что незаметно для себя стала замужней женщиной. Его женщиной. Нет, вздорная супруга не устроила истерики, не сыпала проклятьями, не сомлела от радости. Она лишь недобро улыбнулась… а потом со всей силы двинула благоверному кулаком под дых, усиливая удар магией.

Быстрый переход