Изменить размер шрифта - +
Ну ничего, это его последний рейс, я предупреждал.

– Магия? Вы что, хотите сказать…

– Да, вы подверглись воздействию магии. Вы уж извините, Николай Николаевич.

Я махнул рукой. Хороши шуточки, нечего сказать! Да за такие дела… Словом, рыбалка не удалась, оставаться здесь не имело смысла. Пришелец понимающе улыбался, глядя на моя сборы.

– А по поводу того, уважаемый Николай Николаевич, с кем мне вступать в контакт, дискутировать не будем. У меня приказ, и я его выполню.

– Какой еще приказ? – насторожился я.

– Доставить вас на нашу планету. Именно вас, Николай Николаевич, а не какого‑нибудь ученого или политического деятеля.

– Что?! – возопил я, не веря своим ушам.

– Тише, тише, Николай Николаевич, не надо так волноваться. Вам абсолютно ничего не грозит. Я доставлю вас на нашу планету всего на недельку, не больше. Потом я же лично верну вас на Землю. Клянусь!

– Нет, нет и нет! – отрезал я. – Выкиньте все это из головы! Не хочу я ни на какую планету! У меня жена, сын, квартира, любимая работа, так сказать. Да меня просто уволят за вашу недельку. Нет! Протестую!

– Не упрямьтесь, – произнес пришелец и сел на поваленный березовый ствол. – Неужели у вас нет ни капли любопытства? Ведь земляне так любознательны. А по поводу неприятностей дома и на работе не беспокойтесь: устрою все в лучшем виде.

– Да уж вы устроите! – огрызнулся я.

– Клянусь! Никто ничего не узнает. Секретность в наших интересах. Вы единственный человек, которому мы решили довериться. Ну не ломайтесь же как красна девица. Полетели, а?

Я отрицательно замотал головой, хотя и без прежней решительности. Палатка, рюкзак, рыболовные снасти были уложены, пора на станцию.

– Николай Николаевич! Соглашайтесь! – умолял командир звездолета. – Не пожалеете.

Моя вновь обретенная лысина покрылась капельками пота. В волнении я принялся расхаживать вдоль берега, не зная, как отделаться от этого типа. Лететь я никуда не хотел. Наконец я остановился и сел рядом с ним.

– Да поймите, гражданин гуманоид, не для меня все это. Вот лет этак двадцать назад я бы вас и сам отсюда не выпустил! А сейчас… Я привык к спокойной, размеренной жизни.

– К прозябанию, – уточнил пришелец.

– Да ну вас!

– А что ж еще?! Прозябание и есть. С работы – домой, из дома – на работу. Замкнутый круг. Единственное, на что способны, – раз в неделю на рыбалку съездить. Вы где‑нибудь, кроме Москвы, бывали?

– А как же! Крым, Кавказ, Прибалтика…

– Давно?

– Да… нет… в Прибалтике – лет пятнадцать назад, в Крыму… не помню. – Крыть мне было нечем.

– Вот‑вот, не помните. И крыть вам действительно нечем. А ведь живете в огромнейшей стране. Жизни не хватит всю объехать. А вы… Вы на Урале бывали?

– Нет…

– Почему?

– Да все работа… как‑то не пришлось.

– А отпуск? Ведь у вас отпуск – двадцать четыре рабочих дня, плюс отгулы за ДНД, ДПД, день – как донору, да еще за работу в колхозе. Дней сорок – сорок пять в году набирается. И что, не хватает времени страну повидать? Никогда не поверю! Понимаю, ремонт квартиры, строительство дачи, прочие домашние дела. Но ведь не каждый же год! А все почему? Потому что и здесь замкнутый круг. Все куда летом едут? На юг! И вы – туда же! А там и без вас полстраны животы на солнце греет. Куда уж вам из круга вырваться! Засосала вас привычная размеренная жизнь… Ну что, летите?

Я вытер платком лысину и залепетал:

– Не могу я.

Быстрый переход