Изменить размер шрифта - +

- Мне любопытно.

Какой сюрприз.

- Что ты будешь делать, если кто-то заставит тебя съесть обычную пищу? - проговорила она шепотом, который был недоступен для человеческих ушей. Уши бессмертных - другое дело, если бы эти уши обратили внимание. Вероятно, я о чем-то раньше предупредил их...

- И все тебе нужно знать, - пожаловался я.

Ну, хорошо. Не похоже, что я когда-нибудь что-нибудь ел. Это была часть тайны. Неприятная часть.

Я протянул руку к ближайшему предмету еды, и продолжал смотреть ей в глаза пока откусывал небольшой кусочек чего бы это ни было. Не глядя, я не мог сказать, что это было. Оно было таким слизким, мохнатым и омерзительным, как и любая другая человеческая еда. Я быстро прожевал и проглотил, стараясь не поморщиться. Комок еды продвигался медленно и неприятно вниз по моему горлу. Подумав о том, что это кусок примерно там же и останется, я вздохнул. Отвратительно.

Выражение лица Беллы было потрясенным. Она была поражена.

Мне хотелось закатить глаза. Конечно, такие хитрости нам были необходимы.

- Что будет если тебя заставить съесть землю?

Она поморщила нос и улыбнулась.

- Я ела однажды... на спор. Было не так уж и плохо.

Я расхохотался.

- Знаешь, а я не удивлен.

Похоже им вполне уютно вдвоем? Превосходный язык тела. Надо будет позже поделиться с Беллой наблюдением. Он наклоняется к ней, будто точно заинтересован. Он старается быть внимательным. Он... идеально выглядит. - Джессика вздохнула. - Сладенький...

Я встретил пытливый взгляд Джессики и она нервно отвернулась, смущенно рассмеявшись девушке, с которой сидела рядом.

Хмм... Наверное лучше липнуть к Майку. Он хотя бы настоящий.

- Джессика анализирует все, что я делаю, - сообщил я Белле. - Позже она снова пристанет с вопросами.

Я придвинул к ней поднос с едой - это была пицца, понял я - обдумывая как бы получше начать разговор. Мое недавнее раздражение вспыхнуло вновь, стоило вспомнить слова: "Намного больше, чем я ему. И я не знаю, что с этим поделать".

Она взяла кусочек от того же ломтика пиццы. Меня поразила ее доверчивость. Конечно, она не знала, что я был ядовит - в остальном этот кусок еды был безопасен. Все же я ожидал, что она иначе порадует меня. Чем-нибудь другим. Она никогда этого не делала - по крайней мере, не недоброжелательным образом....

Я осторожно начал.

- Значит, официантка была симпатичной?

Она снова подняла бровь.

- Ты и правда не заметил?

Можно подумать какая-нибудь женщина способна отвлечь мое внимание от Беллы. Снова нелепость.

- Нет, я не обратил внимания. Мне было о чем подумать.

Не в последнюю очередь о том, как изящно облегала её та тонкая блузка... Хорошо, что сегодня она надела этот безобразный свитер.

- Бедная девушка, - сказала, улыбаясь, Белла.

Ей понравилось, что я никак не заинтересовался официанткой. Я мог это понять. Как много раз я представлял покалеченного Майка Ньютона в классе биологии?

Она правда не могла представить, что ее человеческие чувства, полученные за семнадцать коротких смертных лет, могли быть сильнее страсти бессмертного, которая росла во мне столетие.

- Кое-что из того, что ты сказала Джессике... - Мне трудно было говорить все так же небрежно. - Ну, это обеспокоило меня.

Она тотчас же принялась защищаться.

- Неудивительно, что ты услышал что-то, что тебе не понравилось. Ты знаешь поговорку про тех, кто подслушивает.

Поговорка гласила, что "тот, кто подслушивает, добра о себе не услышит".

- Я же предупреждал тебя, что буду слушать, - напомнил я ей.

- А я предупреждала, что ты не должен знать, все, о чем я думаю.

Ах, она вспомнила про то, как я заставил ее расплакаться. Чувство вины сделало моя голос хриплым.

- Верно. Хотя ты и не совсем права.

Быстрый переход