Изменить размер шрифта - +

- Верно. Хотя ты и не совсем права. Я и правда хочу знать, что ты думаешь - абсолютно все. Просто не все твои предположения верны.

Больше половины. Я знал, что не должен хотеть, чтобы она обо мне заботилась. Но хотел. Конечно, хотел.

- Это большая разница, - проворчала она, сердито посмотрев на меня.

- Но в данный момент это не так уж и важно.

- Тогда что важно?

Она наклонилась ко мне, оперевшись подбородком на ладони. Это привлекло мой взгляд - и отвлекло внимание. Какой нежной должно быть была ее кожа на ощупь...

Сконцентрируйся, - приказал я себе.

- Ты и вправду думаешь, что я нравлюсь тебе больше, чем ты мне? - спросил я.

Как по мне, вопрос прозвучал нелепо, как будто слова были на своем месте.

Ее глаза расширились, дыхание прервалось. Затем она отвернулась, быстро моргая. Ее дыхание перешло в легкое удушье.

- Ты снова это делаешь, - прошептала она.

- Что?

- Ослепляешь меня, - призналась она, осторожно встречая мой взгляд.

- О.

Хмм... Я не был полностью уверен на этот счет. Также я не был уверен, что не хочу ослеплять ее. Я был все еще взволнован из-за того, что был способен на это. Но это никак не способствовало нашей беседе.

- Это не твоя вина, - вздохнула она. - Ты не можешь этого изменить.

- Ты собираешься отвечать на мой вопрос? - спросил я.

Она уткнулась глазами в стол.

- Да.

Это все, что она сказала.

- Да, ты собираешься отвечать или да, ты действительно так считаешь? - нетерпеливо спросил я.

- Да, я действительно так думаю, - сказала она, не глядя на меня.

В её голосе звучала печаль. Она снова покраснела, и сама того не заметив прикусила губу.

Внезапно, я понял, что ей было очень трудно признаться, потому что она и правда в это верила. И я был не лучше труса Майка, допытываясь, делая все, чтобы убедиться в ее чувствах, прежде чем признаться в своих. Не имело значения, что чувствовал я, ведь только мне это было ясно. Но она не имела об этом понятия, поэтому у меня не было оправдания.

- Ты не права, - уверил её я.

Она должна была услышать нежность в моем голосе.

Белла посмотрела на меня, ее глаза были темными, они ничего не выражали.

- Ты не можешь этого знать, - прошептала она.

Она думала, что я недооцениваю ее чувства, поскольку не могу слышать ее мысли. Но, правда была в том, что она недооценивала меня.

- Что заставляет тебя так думать? - удивился я.

Её взгляд был направлен куда-то сквозь меня, она покусыва

лая губы, а между ее бровями пролегла морщинка. На миллионную долю секунды я отчаянно захотел просто услышать ее.

Я был готов вымаливать у неё признание, я так хотел узнать, о чем же она так напряженно думала, но она только и сделала, что пальцем призвала меня к молчанию.

- Дай мне подумать, - попросила она.

Я был терпелив, пока она собиралась с мыслями... Ну или притворялся терпеливым.

Она сцепила вместе свои тонкие пальцы, то сгибая то разгибая их. Когда она заговорила, она смотрела на свои руки, как будто они принадлежали кому-нибудь другому.

- Ну, за исключением очевидного, - прошептала она. - Иногда.... Я не уверена - ведь я не могу читать мысли - но иногда мне кажется, что когда ты заговариваешь со мной о чем бы то ни было, ты пытаешься сказать мне "прощай".

Она не подняла глаз.

Она, совершенно определенно, подловила меня. Понимала ли она, что это было слабостью и эгоизмом быть с ней здесь, сейчас? Думает ли она обо мне хуже из-за этого?

- Проницательно, - вздохнул я, и затем с ужасом заметил, как боль отразилась на ее лице. Я поспешил опровергнуть ее предположение.

- Хотя, именно поэтому ты заблуждаешься, - начал я, и затем остановился, вспоминая первые слова ее разъяснения. Они обеспокоили меня, хотя я не был уверен, что правильно их понял.

Быстрый переход