Изменить размер шрифта - +

Беззаботно тряхнув дымчатыми волосами, дриада похлопала ресницами и жалобно призналась:

— Верис со мной не разговаривает, а мне любопытно, в кого это так страстно влюбился наш директор и…

— Айшарин! — резко оборвал ее Тьер.

— Самое обидное, — ничуть не устыдившись продолжила дриада, — что когда она тут была, я ее только мельком видела, даже рассмотреть не удалось. И потом, когда лорд директор страдал, я страдала тоже.

— От любопытства? — прорычал магистр Темного Искусства.

— Ты всегда был сообразительным, — тяжело вздохнула секретарь. Усмехнувшись, Риан спросил:

— Как твоя диссертация?

— Есть подвижки, — оживилась Айшарин, — уверена, у меня очень скоро в распоряжении будет свой собственный лысый пожиратель.

— Пожиратели не лысеют, — с улыбкой напомнил Тьер.

— Адептка Ликаси Ойоко убеждена в обратном, — мило пролепетала дриада, — гномон ка пообещала, что непременно проест плешь если не у папочки, то у его окружения.

Усмехнувшись, магистр Темнот искусства вновь склонился над магианной. Женщина не выглядела слабохарактерной или же склонной к обморокам — волевое лицо, морщинки вокруг рта свидетельствовали о привычке сжимать губы и тяжелом характере, строение тела поджарое, хищное.

— Это страх, — пояснила дриада, — она испугалась вас, о великий и суровый лорд Бессмертный. Видимо хорошо вас знает.

— Или плохо, — произнес Риан.

— Но главное — знает. Ведь на иных темных лордов магианна Соер так не реагировала, более того блестяще провела сегодня две лекции.

— Соер, — задумчиво повторил Тьер, — а откуда она?

— Третье королевство, — услужливо пояснила Айшарин.

И выражение лица магистра изменилось. Выпрямившись, он хмуро взглянул на женщину, затем произнес:

— Тогда ясно.

— Откуда такой страх? — Айшарин изображала невинность, продолжая хлопать ресницами.

Темный лорд не ответил. Дриада быстренько сопоставила информацию с тем, что знала о захвате Тьером власти в человеческом королевстве, вскрикнула и торопливо прошептала:

— То есть, полагаете, она была там, когда вы ринулись по следу взбешенный попыткой убить вашу невесту? О, Тьер… — она прикрыла рот пальчиками с зелеными коготками, словно пыталась удержать рвущиеся слова, но те все равно прозвучали: — Надо же, и выжила. Странно, да?

Вспыхнуло адово пламя.

Оставшись наедине с бессознательной преподавательницей, дриада задумчиво позвала:

— Тараг.

И едва возрожденный дух появился, указала на Соер и торопливо вышла из кабинета, чтобы вернуться со стаканом воды, который безжалостно распылила над женщиной. Осыпанная мириадами капелек, магианна мгновенно открыла глаза, затем закричала, вскочила, упала обратно на диван и, подтащив колени к подбородку, обняла ноги, чуть раскачиваясь и шепча заклинания успокоения.

— Знаете, дорогая, — Айшарин осторожно присела на краешек дивана, рядом с магианной, — увидеть ярость темнот лорда и остаться в живых, это дорогого стоит. Поверьте, один этот факт сделает вас звездой школы, адепты будут смотреть на вас, приоткрыв рты от удивления. Кстати, как вам удалось спастись?

Соер на мгновение прикрыла глаза, потом повернув голову, прямо взглянула на дриаду и хрипло спросила:

— Вам знаком лорд Тьер?

— Конечно, — беззаботно улыбнулась секретарь, — в свое время в него вся школа была влюблена, и я не избежала цветения весны в душе, к счастью расцвет был кратковременным.

Быстрый переход