Изменить размер шрифта - +
Остановить его? Он демон. От него разбежались все монстры, он снес потолок, он…

Миг, и с полным облегчения выдохом, Даррэн прошептал:

— Спасибо, моя прелесть.

А затем вновь прижался к моим губам сильным, властным, полным страсти поцелуем.

И вдруг нас охватил огонь.

Яркий пылающий, синий с белыми языками, неистовый. Пламя заревело, но я даже не обратила на него внимания, ощущая лишь, как сжимают ладони Даррэна, как размыкают мои уста его губы, как поцелуй становится окончательно неприличным, смешивая наши дыхания, позволяя ему проникнуть в меня… Огонь, был сущей мелочью в сравнении с этим. Незначительной, не имеющей смысла мелочью…

— Торт взять? — неожиданно прервав поцелуй, хрипло спросил Рэн.

— Да, — прошептала я, думая совершенно об ином.

Пламя взревело сильнее.

Оно едва обожгло в какой-то момент, но я не обратила на это внимания. И не обращала бы дальше, не окажись вдруг совершенно одна, под темным ночным усеянным яркими звездами небом, на огромной белоснежной шкуре. И совершенно одна. Не просто одна — на мне не было ни клочка одежды!

Ни единого! Только распущенные волосы и… — пальцы невольно прикоснулись к шее, — и нить жемчуга. Сжавшись, я обняла колени руками, постаралась как могла прикрыться волосами и замерла дрожа, и испытывая невероятное желание сбежать.

Хмель стремительно отступал, вокруг все веяло ночной прохладой. Звезды… Звезды были огромными, словно чайное блюдце каждая и почти не мерцали, лишь светили мягким призрачным сиянием…

Но я почти не смотрела на них, вспоминая сказанное Дарреном «Останови меня». Почему я промолчала?! Почему??? Как я вообще могла поддаться этому безумию…

Вспыхнуло синее пламя, выпуская полуобнаженного лорда.

И я услышала невероятное:

— Торт взял, еще малины захватил в шестом королевстве, вино с собой, прекрати смущаться, ты прекрасна. Так, что-то забыл. Точно забыл, я сейчас.

И ворох пакетов был сгружен на край белоснежной шкуры, а сам темный исчез во всполохе огня.

О, боги!

Возможно, будь я в одежде, восприняла бы происходящее спокойнее, но оказавшись совершенно нагой, чувствовала себя до крайности беззащитной, потерянной, окончательно напуганной и дрожащей…

Вспыхнуло синее пламя.

Из него на покрывало посыпались подушки, простыня, бокалы, бутылка вина. Как все не разбилось, мне сложно представить, но не разбилось. А после почему-то поверх всего оказалась тетрадь императора Роана, та самая «Легенда о Мирах Хаоса», прыгающий словно мячик огонек, вмиг осветивший мою наготу, и я потянулась за сложенной простыней, чтобы прикрыться, но тут из огня шагнул Рэн.

— К слову, прелесть моя, знаешь, почему ты сумела прочитать, что написано в этой тетради? — поинтересовался он, приблизившись ко мне.

Прикрывшись руками как могла, испуганно ответила:

— Нет.

Простынь ногой отшвырнули подальше от меня, после чего Даррэн, захватив вино и бокалы, подошел, мягко опустился, скрестив ноги, и я такого ранее не видела, а затем, разливая напиток по бокалам, проникновенно сообщил:

— Все это, — он указал на тетрадь, — было написано для герцогини Калиан Анревер, девушки, в которую Роан был безнадежно влюблен, она же отрицала свои чувства. В результата даже когда кошка-Кали перешла на сторону Хаоса и сражаться против Хешисаи, она получала послания от Роана, которые кроме нее не мог прочесть никто.

Съежившись, испытывая невероятный стыд, и дрожа от страха перед грядущим, я все же спросила:

— Что случилось дальше?

Темный грустно улыбнулся, протянул мне бокал и произнес:

— Последнее письмо императора Калиан прочесть не смогла.

Быстрый переход