Изменить размер шрифта - +
Она пыталась много раз, свиток хранит следы ее когтей. Но, проблема в том, что когда она поняла, что любит, Роан был уже казнен. Она присутствовала на казни, письмо ей передали позже. — Пауза, и отстраненное: — Прочесть его она уже не смогла. Интересно, ты сможешь?

Я потянулась. Не дотянулась. Отчаянно прикрываясь волосами, передвинулась ближе к вороху вещей, взяла тетрадь, перевернула первую страницу. Там, на листке пожелтевшей от времени, исцарапанной когтями и омытой слезами бумаги, была всего одна строка «Я всегда буду любить тебя».

— И что там написано? — поинтересовались у меня.

— Я всегда буду любить тебя, — прочла вслух.

Мне протянули бокал с вином, и лорд Эллохар, задумчиво произнес:

— Что ж, он исполнил свое обещание.

— Как? — прошептала я, ощущая близость темного лорда и нервничая из-за этого еще больше.

Хотя куда уж больше, меня трясло так, что вино расплескалось из бокала.

Свет шарика померк, и мы оказались в полумраке, но я все равно разглядела улыбку темного лорда, а после услышала:

— Виртуозно. Это долгая история, Найриша.

— Я… я готова ее выслушать, — с жаром заверила темного.

Напрасно. Глаза лорда Эллохара сузились, и он мягко, но непреклонно произнес:

— У меня совершенно иные планы на эту ночь, прелесть моя.

Меня затрясло.

— Вино, до дна, будь так любезна, — мягко, но эта мягкость была обманчива, попросил демон.

Мои зубы стучали о край бокала, когда я сделала первый глоток, но со вторым разум затуманился окончательно, а третий вверг в пропасть, и я пришла в себя, лишь ощутив тяжесть мужского тела, тяжесть, вдавившую меня в шкуру, не позволяющую вырваться.

— Ты ведь не ждала благородства с моей стороны, Найриша? — хрипло спросил демон, приникая к моим губам.

Сердце забилось так быстро, что казалось, готово выпрыгнуть из груди, я задышала, хрипло, тяжело, пытаясь высвободиться, и в то же время словно проваливаясь во тьму. Но из этой бездны, меня вырвали тихие слова темного лорда:

— Знаешь, для чего невесте надевают на шею нить жемчуга в первую брачную ночь? — вдруг спросил он.

— Нет… — голос дрожал, как и я.

— Это не просто жемчуг, — сильные губы вновь крадут мое дыхание, — это магия в чистом виде. Показать?

Задыхаясь, я прошептала:

— Да.

Его руки скользнули от талии верх, сжали грудь, скользнули выше, и в следующее мгновение, я услышала тихий щелчок, а после нить вложили в мою ладонь, и Рэн приказал:

— Посмотри.

С трудом повернувшись, распахнула ресницы и посмотрела на ожерелье, в котором светилась лишь одна жемчужина.

— Это — страх, — прошептал демон, касаясь губами моей шеи. Да, моя желанная, ожерелье — индикатор, позволяющий нам, высшим демонам, не совершать ошибок в отношении тех, за кого мы готовы не просто убивать — за кого мы готовы умирать раз за разом.

А мое сознание словно разделилось — одна часть меня смотрела на ожерелье, пытаясь понять принцип его работы, а вторая… Тяжесть полуобнаженного мужского тела, умелые прикосновения, нежные поцелуи в шею и что-то во мне вдруг понеслось огнем по венам, и каким-то невероятным образом, засияли еще две жемчужины.

— Желание, — прошептал Даррэн, — еще невнятное, осторожное желание.

И его губы спустились ниже, захватывая мою грудь, в то время как ладонь сжала вторую. И вопреки разуму, воспитанию, морали, я выгнулась в его объятиях, от невыразимого чувства внутри… А на ожерелье, зажглись еще две жемчужинки.

Быстрый переход