Изменить размер шрифта - +

Но кое-что отвлекло меня, вынудив спросить:

— Я… я больше не девственница?

Лорд Эллохар, напряженный, весь покрытый бисеринками пота, неожиданно светло улыбнулся, вновь склонился к моим губам и прошептал:

— Найриша, ты же целитель, неужели перепутала мои пальцы с… — он допустил двусмысленную паузу, отстранился и весело посмотрел на меня.

Мгновенно смутившись, прикрыла грудь руками и возмущенно прошептала:

— Ну знаете ли?! Я просто спросила!

— А я просто ответил, — улыбнулся темный.

Но затем, склонившись к моим губам, едва слышно прошептал:

— Я просто не хотел, чтобы самый счастливый момент в моей жизни, для тебя был связан с болью. Страсть — упоительное вино, когда его делят двое, любимая. А мы только приступаем к самому захватывающему. Больно? — его пальцы шевельнулись во мне.

Невольно вскрикнула от боли, и отвечать уже не видела смысла. Рэн провокационно улыбнулся и поинтересовался:

— А знаешь, что лечит значительно лучше целительской магии?

— Что? — выдохнула я.

Темный не ответил, приникнув поцелуем к моим губам. Затем соскользнув ниже, по шее, груди, зацеловав каждую сотней маленьких поцелуев и его губы двинулись еще ниже, вырисовывая узоры на моем дрожащем животе, выписывая цепочку к бедрам, спускаясь ниже…

— Лорд Эллохар, что вы делаете?! — приподнявшись, воскликнула я, ощутив происходящее.

Его рука властно легла на мою грудь, опрокидывая вновь на шкуру, и я услышала слегка насмешливое:

— Собираюсь тебя вылечить. Не мешай.

Оказавшись вновь лежащей на шкуре, я поняла что безбожно пьяна. Невероятно пьяна. Пьяна настолько, что нет сил возразить тому, кто… перешел все грани приличия и сейчас с нескрываемым упоением покрывает поцелуями… Я даже думать об этом не могу! Я даже…

Первый стон вырвался неожиданно, и лишь потому отчетливо прозвучал в ночной пустыне. Чтобы не допустить второго я искусала все губы, но от третьего это не спасло. Четвертым был хриплый вскрик, а дальше я потеряла счет времени, не говоря уже о возможности контролировать собственную реакцию.

Лечение? Покажите мне хоть одного целителя, кто «лечит» подобным способом, но даже я, досконально знающее строение женского тела, не могла предположить, что нежные поцелуи и стремительные ласки способны настолько свести с ума. А они свели. Свели настолько, что все мое внимание, все существо, сосредоточилось там. И я утратила слух, зрение, осязание, я словно погрузилась в Бездну, в объятия тьмы, где яркими зажигающими кровь вспышками были прикосновения темного лорда.

То, что случилось дальше, я не могла объяснить себе ничем — просто в какой-то миг вдруг взорвались все звезды, осыпая меня серебристым сиянием. И я будто умерла, поднявшись высоко-высоко, и раскинув руки, парила несколько невероятных секунд среди осыпающихся сверкающей пылью звезд.

Смерть?

Но почти сразу, я вновь ощутила себя обнаженной, лежащей на белоснежной шкуре какого-то некогда жившего огромного монстра, а рядом со мной, нежно поглаживая, и тихо обдувая мое горящее от произошедшего лицо, лежал Даррэн, и его улыбка, оказалась самым фантастическим, что я когда-либо видела в жизни…

— Ты так стонала, — прошептал он, вновь склоняясь к моим губам, — что я едва не сорвался… Ты восхитительна, любимая. Невероятно чувственная, нежная, страстная, и способная свести с ума одним стоном.

Но затем, резко отстранившись, хрипло предложил:

— Вина?

Тяжело дыша в изумлении взглянула на Даррэна и уже собиралась отказаться, как он добавил:

— Если нет, мы можем продолжить прямо сейчас.

Быстрый переход