Изменить размер шрифта - +
Он был ей необходим, необходимы его ласки, его горячие поцелуи. Только его губы могли изгнать из ее сердца страх, а из памяти тот ад, через который им пришлось пройти…

– Гм-м! Гм!

Лили открыла глаза. Над ними стоял Роберт, взирая на них с мрачным укором. Она попыталась высвободиться из объятий мужа, однако ее попытки не возымели успеха.

Роберт, видимо, заметил ее старания. Он потряс Ремингтона за плечо, потом еще, пока тот наконец не поднял голову.

– Побойтесь Бога, дружище! Имейте хоть немного скромности… или хотя бы уважения к смерти. Здесь весь пол завален трупами. Это… это просто кощунственно!

– Никто из моих людей не пострадал? – быстро спросил Ремингтон, не отрывая взгляда от Лили.

– Ни один.

– А вы не ранены?

– Ни одной царапины.

Ремингтон быстро поднялся на ноги и помог встать Лили. Он медленно обвел взглядом фойе, затем поднял жену на руки.

– Положи голову мне на плечо. Лили.

Она попыталась оглядеться, но он так повернулся, чтобы закрыть от нее эту кровавую картину. Брови его опять сдвинулись, и Лили поняла, что он боится, как бы она все-таки не увидела мертвецов. Чтобы успокоить его, она прижалась лбом к его плечу.

Он поцеловал ее в макушку.

– Смотри лучше на меня. Лили. Я унесу тебя отсюда.

Две кареты подъехали к ним, едва герцог переступил порог дома, затем появились ее отец и лорд Байнбридж.

– Ну как, все обошлось? – взволнованно спросил граф.

Ремингтон кивнул.

– Роберт с моими людьми – в доме. Он вам все подробно расскажет. А я сейчас хочу только одного – отвезти Лили домой. – Он повернулся к сэру Малкольму. – Почему бы нам всем не встретиться у меня дома? Как только закончите здесь все свои дела, милости прошу. Нам необходимо кое-что обсудить.

Лорд Байнбридж кивнул.

– Как ты, девочка? – спросил граф у Лили, обеспокоенно хмурясь. – Они ничего с тобой не сделали?

– Нет, папа. Со мной все хорошо. – Она улыбнулась Ремингтону. – Мой муж спас меня.

Ремингтон недовольно хмыкнул.

– Она сама себя спасла, – сказал он, обращаясь к графу. – И мою жизнь тоже, можете мне поверить. – Он посмотрел, качая головой, на улыбающуюся на его руках Лили и с нежностью сказал: – Вы не перестаете меня удивлять, ваша светлость.

Лили почувствовала, как вспыхнули ее щеки. Выражение его глаз напомнило ей о тех словах, которые он только что шептал ей в фойе. И ей захотелось снова их услышать.

– Мне так хочется поскорее отсюда уехать. Ты не мог бы поудивляться в каком-нибудь более приятном месте?

Он внимательно посмотрел ей в лицо, и бровь его лукаво взметнулась вверх:

– Еще как мог бы.

 

 

– Это черт знает что такое. Мы торчим здесь уже целый час.

– Терпение, мой мальчик, – сказал граф Кроффорд. – Твоя сестра перенесла сегодня столько страшных испытаний… Наверное, проплакала себе все глаза, бедная девочка. И я не могу укорять Ремингтона за то, что он хочет побыть рядом с женой, чтобы хоть как-то успокоить ее.

Роберт снова потянулся за графином с коньяком, пробормотав под нос:

– Ставлю десять гиней на то, что он не гладит ее по ручке и не шепчет: «Ну полно, полно».

– Что ты говоришь? – спросил граф.

– Ничего, что стоило бы повторять. Больше никто не хочет выпить?

Граф я сэр Малкольм отказались.

– Мы пока вполне можем обсудить некоторые наши проблемы, – заявил сэр Малкольм.

Быстрый переход
Мы в Instagram