Изменить размер шрифта - +

Она чуть приподнялась и, положив ему на грудь руки, оперлась на них подбородком и заглянула ему в глаза.

– Ну хочешь, я откажусь от своей работы?

Веселые лучики в его взгляде погасли. Он ответил ей уже серьезно:

–Я думаю, твоя работа слишком важна, чтобы отказаться от нее полностью, Лили. Я был бы рад, если бы ты дала возможность своему отцу заниматься сообщениями, которые приходят от других агентов, и не тратить время на шифровки твоего брата. Я-то знаю, как ценно каждое сообщение агентов сэра Малкольма. – Его брови сошлись на переносице. – До того, как начались все эти неприятности, сколько времени у тебя обычно уходило на дешифровку?

– Иногда не больше часа в день, – она чуть поморщилась, – но чаще – почти весь день.

Он задумался. Его рука ласково поглаживала ее по спине, а пальцы другой машинально теребили пуговицы на платье.

– А сколько времени у тебя займет обработка сообщений Роберта? Если ты будешь занята только ими?

– Несколько часов, в общей сложности дня два в неделю.

Она чувствовала, как от его ласковых поглаживаний ее тело постепенно все больше расслаблялось, и, повинуясь безотчетному желанию, чуть приподняла голову и поцеловала мужа в подбородок. Прикосновение к его грубоватой от бритья коже всегда казалось ей невероятно волнующим. Она провела кончиками пальцев по его щеке. Увидев по его глазам, что это доставляет ему удовольствие, она повторила ласку. Ей самой это тоже очень нравилось.

– Ну что ж, вполне приемлемо, – продолжал размышлять Ремингтон. – Ведь может наступить такое время, когда ты сама не захочешь уделять своей работе больше двух дней в неделю.

Его голос стал вдруг более мягким и проникновенным. Она заглянула ему в глаза и узнала разгорающийся жар желания, на который немедленно отозвалось ее тело.

– И что же это за такое время, милорд?

– Ну… Я слышал, что некоторые молодые мамы просто не отходят от своих малышек. Вот я и подумал…

Она быстро прикрыла своими пальчиками его губы и, покачав головой, с невольным разочарованием сказала:

– Майлс, но у меня же нет ребенка.

Он осторожно отвел ее руку и улыбнулся ей такой обворожительной улыбкой, что у нее заныло сердце от счастья…

– Я знаю. Лили. – Обхватив ее лицо своими большими ладонями, он наклонился так низко, что его губы почти коснулись ее губ. – Но у меня есть один план…

Быстрый переход
Мы в Instagram