Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
in der Tat kann das wahr sein. Auch wenn es aussieht wie ein Scherz. Hans, Willi und jetzt haben wir sehr schnell weg, um uns zu ziehen. Und zu Gott beten, dass die russische ochuhalis so spat wie moglich — sonst werde ich nicht fur unsere Haut zu geben, sogar eine kaputte Pf[24].

 

На несколько секунд немцы отвлеклись и потеряли бдительность. Это им дорого обошлось.

Тэнгу в прыжке выметнулся на поляну, и Франц покатился по траве, хрипя и брызгая кровью из разорванной шеи. Из-за кустов вылетела «лимонка» без запала — прямо в голову Вилли, и тот молча ткнулся лицом в бумаги. Ханс вскинул автомат, целясь в Тэнгу, но не успел. Очередь прошла мимо, а вот пес не промахнулся, вцепился Хансу в пах и со всей дури рванул. Немцу здорово поплохело. «Больше не боец», — подумал я.

Тем временем на поляну вышли Николай и Антон со своей любимой рогаткой.

Николай кивнул Антону на Вилли и подошел ко мне.

— На минуту тебя одного нельзя оставить, — сказал он, — вечно во что-нибудь вляпаешься.

Продолжить нравоучительную речь у него не получилось, Тэнгу, обиженный тем, что меня не развязывают, легонько куснул его за задницу. Николай подпрыгнул и с обалделым видом обернулся к собаке.

— Ты что? Я свой! И невкусный.

— Р-ры, — тихо сказал Тэнгу.

— Ага, понял! — ответил Николай и принялся резать веревки.

Бедного Вилли, насмерть ошарашенного такой переменой ролей, мы сдали ребятам из отряда охраны тыла. Они нас подвезли до места расположения полка, а мы им подкинули немца из разведгруппы, которую они уже пятый день искали. Ведь Николай с Антоном побежали вслед за Тэнгу, который рванулся меня спасать как бы не раньше, чем меня захватили немцы. Вилли вскрыть пакет с приказом не успел, и втык от Долгих я не получил.

Задача, поставленная в приказе, была простой. Внешне.

Усилить противотанковую оборону корпуса генерала Климова. Для чего совершить сорокакилометровый марш в расположение оного корпуса. Днем, без истребительного прикрытия. Хорошо, что подбитый «Вяз» починили, и он нас догнал.

Только связи со штабом корпуса не было. Причем с утра. Так что сначала выступили разведчики, потом, с получасовой задержкой, и весь полк.

До корпуса мы добрались к вечеру, точнее, к тому, что от него осталось.

Меньше трех тысяч человек, дюжина разнокалиберных орудий и столько же минометов.

Остатками корпуса командовал майор Скворцов, начхим одной из дивизий. Так что главную роль в предстоящих событиях он уступил Долгих, причем без особого сожаления. После осмотра местности я понял почему. Корпус оборонял перекресток дорог и село Видное. Местность для обороны была удобной.

Речная долина, довольно широкая, речка неглубокая с крайне извилистым руслом. Одна дорога идет вдоль реки, периодически ее пересекая. Я насчитал четыре моста только в предполагаемой полосе обороны полка. Другая дорога, та, по которой мы прибыли, пересекала долину и скрывалась за холмами, уходя в закатном направлении.

Западный склон был высок и крут, но, несмотря на это, проходим для пехоты. И спуститься, и подняться она там сможет. Вот только атаковать по этому склону я бы не рискнул. Кое-где и танки пройдут, без особого риска, но вся колесная техника только по дороге. По длинному-длинному косому съезду. «Наш» же склон долины был пологим, но по высоте почти не уступал противоположному. Дорога взбиралась по нему по прямой, образуя длинный, почти двухкилометровый «тягун». По этому склону танки могли подняться практически везде, но медленно, со скоростью пешехода.

«Остановим мы здесь немцев, — подумал я, — хватило бы снарядов».

И в этот момент Долгих произнес:

— Придется атаковать прямо сейчас.

Быстрый переход
Мы в Instagram