Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Ее испуганный визг в ответ на его крик свидетельствовал о том, что девушка внезапно проснулась – что она вернулась в реальность из мира лунатического бреда.
   Монах ушел. Сиверс подсыпал в ванну очередную порцию порошка. Ветер хлестал в полуподвальные окна, и рев сердитого прибоя был почти рядом. Пол снова застегнул рубашку.
   – Она пошла к океану!– вдруг закричал он и попятился к двери.
   – Стой! Подожди!– заорал Сиверс.– Ты так не уйдешь! Держите его, проповедник!
   Священник попытался схватить его за рукав, но Пол увернулся. Он рванулся вперед и начал подниматься по лестнице. Мендельхаус побежал за ним следом.
   – Да не во мне дело!– гневно закричал ему Пол.– Она же убьет себя! Поймите!
   Через несколько секунд он уже мчался по сырому газону улицы. Ему пришлось остановиться на углу, чтобы определить направление. Ветер донес до него шум прибоя, и Пол побежал на восток, выкрикивая в ночь ее имя.
   Дождь прекратился. Но асфальт оставался мокрым, и вода журчала в водосточных трубах. Луна пробилась сквозь жидкую вуаль облаков, однако ее свет почти не освещал дорогу впереди него. Пол выбежал на дамбу. Буруны ревели, перекатывая по песку небольшие камни. На какое-то мгновение острые края валунов, появлялись из воды, подсвеченные робкой луной, а затем снова исчезали во мраке. Пол не видел девушки.
   – Виллия!
   Однако в ответ доносился лишь рев прибоя. А глаза встречали только мерцание зеленоватых волн.
   – В-и-л-л-и-я!
   Он сбежал вниз с дамбы и начал кружить у ее подножия среди острых скал. Но девушка не могла оказаться здесь, если только она не упала. И тогда Пол вспомнил о шатких ступенях на северном склоне. Он быстро направился к ним.
   Из-за туч проглянула луна. Пол увидел девушку и остановился. Она сидела на нижней ступени, уткнув лицо в ладони. Костыли валялись у ограждения. В десяти ярдах у откоса бушевал голодный всепожирающий прибой. Пол медленно двинулся к ней. Луну затянуло облаками. Его шаги поглощал пропитанный дождем песок. Остановившись у поручня, Пол всмотрелся в неподвижный силуэт.
   – Виллия?
   Тихий стон, и снова долгое молчание.
   – Я это сделала, Пол,– раздался ее несчастный шепот.– Сначала все было как в тех других снах, но потом… Ты закричал, и я…
   Он сел перед ней, крепко сжал ее запястья и отвел руки от лица.
   – Я не хотела…
   Пол притянул ее к себе и поцеловал в соленые губы. Ее рот все еще был напуганным и жестким. Пол поднял девушку на руки, чтобы не тревожить намокший гипс, затем, преодолев ступеням, понес свою ношу в монастырь. Виллия, опустошенная, утомленная и по-прежнему ничего не понимавшая, казалось, уснула на его руках. Ее волосы развевались на ветру, и у них был теплый запах южного лета. Пол удивился этому ощущению, которое приходило от пальцев. Ладно, поживем – увидим, сказал он самому себе.
   Когда он внес ее в освещенный свечами коридор, Мендельхаус встретил его с широкой улыбкой.
   – Мы можем забыть о яхте, сын мой?
   Пол остановился и твердо ответил:
   – Нет! Мне бы хотелось владеть ею в любом случае.
   Мендельхаус выглядел недоуменным. Взглянув на него, Сиверс фыркнул:
   – Проповедник, неужели вы не знаете других причин для путешествий, кроме бегства?
   Пол отнес Виллию в ее палату. Когда она проснется, у него с ней будет долгий разговор.
Быстрый переход
Мы в Instagram