Изменить размер шрифта - +
Сволочная жизнь…

Он вкатился внутрь по полу. Турманом кувыркнулся, вспоминая, откуда шел последний ее звук. Вскинул ствол, выцеливая опасность. Замер, понимая, что она все же ушла. И наткнулся взглядом на рыжую голову. Смотрящую на него ставшими снова детскими глазами Уизли. Твою ж за ногу, а? Урфин выдохнул, ощутив внутри неожиданную ледяную пустоту. Пацан же совсем, твари! Кто такое сделал? Кто послал на смерть мальчишку? И остальных кто?! За что, за какие деньги можно вот так распоряжаться жизнями совсем еще этих жизни не понявших ребятишек?!!

– Ладно, – и наплевать, что говорит с собой, – посмотрим дальше. Неправильно это все. Нельзя так. Точно вам говорю.

Урфин осторожно добрался до кухни. Черт, эти старые дома пугали даже своей обстановкой, заросшей пылью, плесенью и паутиной. Темные комнаты с высоченными потолками, темные силуэты большой мебели, нанесенный через разбитые стекла и решетки мусор. И уже темнеет. Плохо.

В полу кухни чернел прямоугольник провала. Не ошибся. Милая Крис внизу. Угу, задачка усложняется. Либо там есть выход наружу и она ушла… либо ждет с «Береттой». У нее наверняка магазин на пятнадцать. Или даже спаренный. А выстрелила она сколько раз? То-то, что нисколько. А вот ему стоит поменять на полный. Твою за ногу, как же быть?..

Хм… спасибо тебе, добрый человек, живший здесь. Кем бы ни был, право слово. Урфин хмыкнул, рассматривая находку. Ну а чего? Голь на выдумки хитра. Лишь бы не подвела нога. А плечо? Придется пользоваться обезболивающим. Не всей ампулой, половинкой. Тогда точно не придется плыть, давая Крис подарок в несколько секунд как минимум. Так, где оно у нас? А вот, последняя самовпрыска, дождавшаяся своего часа. Запас карман не тянет, это Урфин знал наверняка. И всему свое время.

Пшшш… и хорошо. Отпустило. Черт, как же замечательно. Урфин улыбнулся. Ну а как еще реагировать, если боль все же отпустила, пусть и слегка? Знать бы, что с плечом… Хотя толку? Попробуем, подвигаем, вверх-вниз, вперед-назад… оууу… ничего, старик, это уже нормально. Терпи. А теперь соответственно вторая часть Марлезонского балета. Кто бы знал, чего за балет и почему Марлезонский?

Хозяева квартиры были не иначе как кондитерами. Ну скажите на милость, зачем еще в обычном доме столько муки в пятикилограммовых бумажных пакетах? И нафига она суровому и тактически почти грамотному сталкеру? Ну, как же, для военной типа хитрости. Нет дымовой шашки или гранаты? Есть мука. Есть кухонный нож. Режем каждый крест-накрест и аккуратно складываем на крышку люка. Чтобы резко опрокинуть все вместе. Хорошо, мука не сильно отсырела и не собралась в комки. Почти ровная взвесь. Самое то для задуманного.

Почему Крис не стреляет снизу на звук? Да все просто. Это Питер, детка, первый этаж дома, сделанного при царе. Тут не просто деревяшки или ламинат на полу. Это паркет, настоящий, дубовый паркет из толстых плашек. И основа из досок. Какая «Беретта» справится? То-то же… никакая.

Урфин посмотрел на последний вскрытый пакет. Все же подействовала химия, чего с головой-то? Куда ты собрался прыгать, балбес? Задвинь крышку. Поищи растяжку, пока светло. Выпрыгни через подъездное окно, так куда проще. Она точно не смотрит тебе в спину стволом. Даже если ждет снаружи… правила уже другие. Можно и справиться. Куда ты собрался прыгать? Ох, идиот ты идиот, а это не лечится.

Он хмыкнул, понимая, что все закончилось. И решительно пнул один из пакетов. В сторону, чтобы не мешал.

– Мальчишка умирал плохо… мучился… – поведала Крис изнутри. – Тебе же его жалко, мой благородный дурачок? Сраный ты Айвенго, Урфин. Рыцарь без страха и упрека. Сталкер, тоже мне…

– Не могла помолчать и подождать? – Урфин сплюнул. – Я бы даже шкаф чуть поставил на уголок, справилась бы, вылезла попозже.

Быстрый переход