Изменить размер шрифта - +
 – Я бы даже шкаф чуть поставил на уголок, справилась бы, вылезла попозже. Вот что ты за человек, Крис?

– Он хрипел и булькал, когда перерезала горло. Вырубился все же. Могла бы оставить в живых… вдруг тоже бы справился, выжил бы точно. Ну, пока на него не наткнулся бы кто-то… Красные, например.

Урфин почесал в затылке. Не из-за привычки и не из-за того, чтобы лучше думалось. Просто голова грязная, какой день в Зоне, третий? Вот и чешется.

– А Баркаса я… не скажу. Должны же быть у нас с тобой совместные тайны? Эта сучка-мутант так его прижимала к себе, даже плакала вроде. А я…

Урфин выдохнул. От себя не убежишь. Или от судьбы. Хрен редьки не слаще. Месть – глупая штука. Но оставлять за спиной вот это чудовище… это еще глупее.

– Молчала бы лучше…

– Нет, хватит молчать. – Крис двигалась, не давала понять, где находится. – А то ты так и не спустишься. Очень давно мне хочется с тобой разобраться. Стрелять в тебя, когда ты с наручниками? Это не возбуждает. Я бы предложила тебе ножи, но немного устала. Пристрелить… сил хватит. А, да. У меня для тебя сюрприз.

– Что?

– Я знаю… – Крис хихикнула. Странно и страшно. Урфин вдруг понял, что все кончилось. Потому что с ней случилось что-то совсем странное. И там, внизу, вовсе не та, видевшаяся даже во снах. – Я знаю, кто стоит за дверью.

Твою мать… Урфин выглянул в коридор. Из двери, не прячась, выглядывала рука. С зажатой в ней «эфкой».

– Вот так вот, мой глупый Урфин. Так что теперь тебе точно не удрать. Говорила же, смазывай лыжи и вали.

Урфин спрятался назад. Кто там, вот что интересно?

– Урфин? – Из коридора донесся странно знакомый голос. – Слышишь?

– Ну, слышу. Дальше что?

– Крис в подполе?

– Точно. Предлагаешь мне выпустить ее, а то мне каюк?

– Не совсем.

Черт, чей же голос?

– Роммель, тварь! Что за шутки?

Крис явно разозлилась. Зато стало ясно – кто же там в коридоре. И снова русская народная… лыко-мочало, начинай сначала.

– Не шутки. Мы не шутим, когда с нами говорит хозяйка. А она знает все. Урфин, хочешь выжить?

Нифига се… неужто Роммель ждал другого ответа?

– Какие есть ваши предложения?

Роммель явственно хохотнул.

– Останется только один. Или ты впрямь рыцарь?

– По-другому точно никак?

Роммель ответил не сразу. Урфин даже понадеялся.

– Нет. Выйдет кто-то один.

Вот так вот. Ясно…

– Крис, из-за тебя они здесь?

– Да… – буркнула та. – Доверять местному… Хуже не придумаешь.

– А Баркас?

– Не скажу. Помучайся.

– Была стервой и помрешь стервой.

– Я так понимаю, голубки, – Роммель снова вступил в разговор, – у вас семейная разборка, правильно? Да, ее маячок меня сюда и привел. У нас была сделка. Именно, что была. Крис! Ты хотела вынести из Зоны принадлежащее ей! Дрянь в контейнерах, ай-ай-ай, ты же знала, откуда она.

– Ни хрена я не знала. А ты балабол. Слово не держишь.

– Мое слово ничто перед словом хозяйки. Урфин, я так понимаю, ты рыцаря из себя корчить не будешь?

– Не буду, – сказал Урфин. И перевернул крышку. И прыгнул вниз. Он вроде бы поймал ее голос, вроде бы даже отвлек. А рыцарственность? Не сегодня.

Мука взметнулась белым облаком. Подарила пару секунд, спрятала за собой и собой же подкрасила.

Быстрый переход