Loading...
Изменить размер шрифта - +
Воздух окончательно профильтровался, и во вращении уже не было нужды. Костолиц выключил поворотные двигатели и медленно повел катер к причалу.

В стыковочном узле станции их ждал не кто-нибудь, а сам старший инспектор. Рядом с ним приплясывал от нетерпения инженер-ремонтник. Старший лучезарно улыбался, пошлепывая по рукаву двумя желтыми повязками.

Инструктор, Майлз и Костолиц вздохнули и, кивнув на повязки, произнесли хором:

– Нет.

– Нет?

Майлз не уловил, что преобладало в ответном возгласе – изумление или разочарование.

– Нет.

– Сначала я сам должен убедиться в этом, – заявил инспектор.

Начальство нырнуло в открытый люк катера, оставив курсантов наедине.

Костолиц откашлялся и проговорил:

– Этот твой… клинок оказался довольно кстати.

– Да, иногда бывают моменты, когда им гораздо удобнее резать, чем плазменным пистолетом. Например, если помещение наполнено горючим газом.

– Дьявол! – воскликнул пораженный Костолиц. – Ведь эта дрянь действительно могла взорваться, смешавшись с кислородом! А я даже… – Он осекся и опять прокашлялся. Потом, подозрительно прищурившись, спросил: – Признавайся, ты ведь знал обо всем заранее?

– Не совсем. Просто, когда я увидел три маски в кармане инструктора, то понял, что надо ждать какого-то подвоха.

– Значит… – Костолиц оглянулся. – Значит, ты знал, что твой карандаш на месте?

– Конечно.

– Дьявольщина…

Костолиц сник окончательно. Сгорбленный, покрасневший, мрачный…

Вот теперь – пора, решил Майлз.

– Я знаю одно местечко в Форбарр-Султане, – проговорил он с гениально сыгранной застенчивостью, – где можно купить хороший клинок. Не то что казенное барахло. Там можно приобрести действительно хорошую вещь – если знать, где и что искать.

– Правда? – Костолиц начал медленно распрямляться, словно с его плеч сняли тяжелый груз. – Но ты ведь… э-э…

– Это такой небольшой магазинчик, скорее, даже лавчонка. Если тебя интересует – я могу показать во время увольнительной или на каникулах.

– В самом деле? Ты… ты… Да, меня интересует, – произнес он с деланным бесстрастием. И вдруг – весело: – Конечно, интересует!

Майлз улыбнулся.

Быстрый переход