Изменить размер шрифта - +
  Но, Скарлетт, вам
никогда  не  приходило  в  голову, что  даже самая  бессмертная любовь может
износиться?
     Она смотрела на него, потеряв дар речи. Рот ее округлился буквой "о".
     -- Вот моя и износилась, -- продолжал он, -- износилась в борьбе с Эшли
Уилксом и  вашим  безумным упрямством, которое побуждает  вас  вцепиться как
бульдог  в  то, что,  по  вашим представлениям, вам  желанно...  Вот  она  и
износилась.
     -- Но любовь не может износиться!
     -- Ваша любовь к Эшли тоже ведь износилась.
     -- Но я никогда по-настоящему не любила Эшли!
     -- В таком случае вы отлично имитировали любовь-до сегодняшнего вечера.
Скарлетт, я не корю вас, не обвиняю, не упрекаю. Это время  прошло.  Так что
избавьте  меня  от  ваших  оправдательных  речей  и объяснений.  Если  вы  в
состоянии послушать меня несколько минут, не  прерывая,  я  готов  объяснить
вам, что я  имею в  виду,  хотя -- бог свидетель  -- не вижу необходимости в
объяснениях. Правда слишком уж очевидна.
     Скарлетт села; резкий газовый свет падал на ее  белое растерянное лицо.
Она смотрела в глаза  Ретта, которые  знала так хорошо -- и одновременно так
плохо, --  слушала  его  тихий голос,  произносивший слова,  которые сначала
казались   ей   совсем  непонятными.   Впервые   он  говорил   с   ней  так,
по-человечески, как говорят обычно люди -- без дерзостей,  без насмешек, без
загадок.
     -- Приходило ли вам когда-нибудь в  голову,  что я  любил  вас так, как
только может мужчина любить женщину? Любил  многие  годы, прежде чем добился
вас?  Во время  войны  я  уезжал,  пытаясь  забыть вас, но  не мог  и  снова
возвращался.  После  войны, зная,  что  рискую попасть под  арест,  я все же
вернулся,  чтобы отыскать вас. Вы  мне были так дороги, что  мне казалось, я
готов был убить Фрэнка Кеннеди, и убил  бы, если бы он не умер. Я любил вас,
но  не  мог  дать вам  это понять. Вы  так  жестоки к тем,  кто  любит  вас,
Скарлетт. Вы принимаете любовь и держите ее как хлыст над головой человека.
     Из всего  сказанного  им  Скарлетт поняла лишь, что он ее любит. Уловив
слабый отголосок страсти в  его  голосе,  она  почувствовала, как радость  и
волнение потихоньку наполняют ее. Она сидела еле дыша, слушала и ждала.
     -- Я  знал, что  вы  меня не любите, когда мы  поженились. Понимаете, я
знал про Эшли, но... был настолько глуп, что считал, будто мне удастся стать
для вас  дороже.  Смейтесь сколько хотите, но мне хотелось заботиться о вас,
баловать вас,  делать все,  что бы вы ни пожелали. Я хотел  жениться на вас,
быть  вам защитой, дать вам возможность делать все что пожелаете, лишь бы вы
были счастливы, -- так ведь  было и с Бонни. Вам пришлось столько вытерпеть,
Скарлетт. Никто лучше меня не понимал, через  что вы прошли,  и мне хотелось
сделать так, чтобы  вы перестали бороться, а чтобы я боролся вместо вас. Мне
хотелось, чтобы вы играли как дитя.
Быстрый переход